История одного проклятия

«О, гром и молнии мечущий Иао, порази, закуй в кандалы Вавилу зеленщика. Также как ты поражаешь колесницу фараона, срази его [Вавилы] дерзость».

Это страшное проклятие было начертано на тонкой свинцовой табличке и сброшено в колодец в одном из крупнейших городов Древнего Рима – Антиохии 17 веков назад.

Артефакт, который сейчас находится в Художественном музее Принстонского университета, был найден археологической экспедицией в 1930 году.

Несмотря на это, полностью надпись на табличке удалось расшифровать лишь пару недель назад! Но расшифровка надписи – это полдела, необходимо еще понять истинный смысл и контекст послания.

Надпись на табличке сделана на греческом. Отсюда и греческое название «Иао» ветхозаветного бога Яхве. Но кто такой сам Вавила? Простой зеленщик – продавец овощей и фруктов? Археологам порой встречаются такого рода артефакты, несущие печать проклятия. Но заклинания обычно адресованы гладиаторам, возницам, людям некоторых других профессий. Но зеленщик – это пока единственный из известных случаев такого рода артефактов.

Конечно первое, что можно было бы заподозрить – это дела амурные. Любовные проклятия во все времена – одна из самых распространенных магических категорий. Но в табличке с проклятием зеленщика использован совершенно иной язык, нехарактерный для такого рода артефактов.

Возможно, конечно, что проклятие было результатом конкурентной борьбы и соперничества в торговле. Например, человек, заказавший изготовление таблички с проклятием, мог тоже быть зеленщиком. Если это так, то, очевидно, торговля овощами и фруктами в древнем мире была очень высококонкурентным бизнесом.

С другой стороны, анализ надписидал интересное следующее совпадение. Вавилой звали Антиохийского епископа, жившего в 3 веке. Епископ Антиохийский Вавила, как известно, был одним из первых христианских мучеников. Совпадение хронологических рамок и имен дает основание предполагать, что зеленщик, возможно, был христианином. В таком случае, здесь мог быть замешан и религиозный фактор.

Еще одной отправной точкой стало то, что в тексте таблички использованы ветхозаветные библейские метафоры. Но, означает ли это, что автор близко знал источник и, соответственно, мог быть евреем? Очевидно, что эта гипотеза весьма сомнительна, так как знатокам других древних магических заклинаний хорошо известно, что сплошь и рядом тексты греческих и римских магических заклинаний включали еврейские тексты. Впрочем, часто и без особого понятия их истинного смысла.

В дополнение к использованию Иао (Яхве) и ссылки на историю Исхода, проклятие таблички также упоминает историю первенцев Египта «О, гром и молнии метающий Иао, как ты сражаешь первенцев Египта, срази его [скот?] также как ...» (Следующая часть утеряна.)

Причина использования ветхозаветных текстов вполне прозаична. Текст Ветхого Завета, как любого сакрального религиозного документа, обладает вполне очевидной энергетической мощью. А магия, как известно, во все времена очень любит иметь дело с такого рода мощными текстами и громкими именами. Это заставляет «работать» магию, или, во всяком случае, заставляет думать заказчика, что это работает.

Чем бы не закончились работы по расшифровке проклятия, уже теперь понятно, что как бы не сложилась жизнь древнего антиохского зеленщика, что бы с ним не сотворило страшное проклятие на свинцовой доске, свое, пусть и небольшое, место во всемирной истории он уже занял.