Также по теме

РАС ТЕОРИЯ

РАС ТЕОРИЯ. Единого определения расы не существует, некоторые ученые вообще считают, что понятие «раса» не имеет научной ценности. Попытки найти основание для объединения людей в расы упираются в расплывчатость критериев. Физические признаки даже в пределах одной расы могут сильно различаться, генетического стандарта пока не обнаружено. Предлагаемая ниже статья американского ученого Стивена Молнара посвящена истории возникновения генетического подхода к проблеме.

Раса

– это группа организмов, которая составляет подразделение вида и существенно отличается по одной или более физическим характеристикам от других расовых групп этого вида. В соответствии с генетической терминологией раса – это крупная популяция индивидуумов, имеющих совокупно значительное число одних и тех же генов, и которая по генетическому набору отличается от других рас этого же вида. Сам набор и компоновка рас зависит от того, какие гены выбраны для сравнения. В настоящее время у Homo sapiens идентифицировано большое количество различных генов, которые пополняются все новыми и новыми, что затрудняет определение особенностей любой расы. Частые миграции, завоевания и заселение новых территорий нашими далекими предками приводили к взаимосмешению различных народов, что постоянно размывало расовые рамки.Несмотря на то, что традиционно человечество подразделяется на три или пять основных рас (они также имеют название «большие расы»), было бы неправильно считать их естественными, устойчивыми и неизменными видами рас. Концепция расы – это не просто одна из таксономических проблем, которая заключается в определении принадлежности  группы индивидуумов к определенной классификации. Вопрос относится именно к методам с точки зрения времени и пространства, применяемым при исследовании Homo sapiens.
Скорее всего не существовало бы такого понятия как раса – если бы не свойство нашего разума классифицировать все явления вселенной на категории.

Расовая классификация.

Люди, а их количество более 6 млрд. человек, – разные, и имеют вполне наглядные внешние различия, как форма и размер тела, цвет кожи, тип волос. Все эти внешние признаки антропологи прошлых столетий использовали как критерий при классификации групп населения, объединяя их в разные новые категории, которые и были названы расами. Так как некоторые признаки варьируются и зависят от географического положения, эти первые  попытки определить группы рас увенчались некоторым успехом. Народы арктической зоны, такие, как эскимосы (инуиты), значительно отличаются строением тела и цветом кожи от австралийских аборигенов; таким образом, те и другие причислялись к разным расам. Согласно этой классификации европейцы отличаются от африканцев, китайцы от полинезийцев, малазийские народы тихоокеанского региона контрастируют по многим признакам с коренными американцами (индейцами, или американоидами). Ранее существовало мнение, что каждая из этих групп обладает достаточным количеством отличий, и только поэтому их можно  отнести к разным группам. В результате увеличилось число основных рас, к которым относились европеоиды (или по западной классификации – кавказоиды), монголоиды, негроиды. Так, полинезийцы, американские индейцы и аборигены Австралии были выделены в отдельные, или вторичные, расы. Несмотря на дальнейшее развитие классификации, многие народы обладали такими комбинациями характерных черт, которые не позволяли включить их в какую-либо расовую категорию. Чем больше ученые имели информации о Homo sapiens, тем больше новых категорий создавалось, и число вторичных рас вскоре перевалило за десяток.

Подобная классификация человека на первичные и вторичные расы широко распространена и сегодня. Она часто применяется в исследованиях по биологии человека. Несмотря на то, что большинство людей точно не соответствует тем расам, которые были сконструированы методами 19 в., мы все еще продолжаем использовать слово «раса» как средство идентификации как в социальных, так и научных целях. И это несмотря на громадное увеличение числа параметров, по которым регистрируется биологическое разнообразие человечества.

Термин «раса» слишком часто применяется в обществе, начиная от политических единиц (британская «раса») и до лингвистических групп (арийская «раса» или семитская «раса»). Подобное обозначение может быть оправданным, если имеется в виду существование  общих культурных, лингвистических и политических признаков, хотя  сейчас для того, чтобы обозначить какие-либо религиозные, культурные и языковые общности, применяется термин – «этнический». На фоне роста генетических знаний дальнейшее использование термина «раса» для обозначения происхождения или распределения биологических характеристик резко снижает достижение предполагаемой цели.

Термин «раса» для обозначения происхождения или общих биологических характеристик часто является явно недостаточным и не полностью раскрывает заложенный смысл в связи с большим количеством информации по генетике.
Поскольку существует проблема классификации,  в настоящее время при дефиниции понятия «расы» применяется термин генная концентрация (или частота гена). В своей работе Генетика человека (Human Genetics), написанной в 1986, Ф.Фогель и А.Г.Мотульский определили расу как «большую популяцию индивидов, которые имеют значительную долю общих генов и отличаются от других рас общим генофондом». Акцент здесь сделан не только на общности генной частотности, но и на смешивающейся популяции. Еще в 1960 антрополог Стенли Гарн в своей работе Человеческие расы (Human Races) признал важность изучения человеческого многообразия на популяционном уровне: «В настоящее время общепринято, что раса есть смешивающаяся популяция, в значительной мере, если не полностью, репродуктивно изолированная от других смешивающихся популяций. Мерой расы является, таким образом, репродуктивная изоляция, возникающая обычно, но не исключительно, по причине изоляции географической». Он предложил классификационную систему, которая сочетала в себе признание важности как географического фактора, так и изменения в генной концентрации. Он выделили 9 т.н. географических рас. Каждая из девяти рас включала в себя большое множество локальных рас. Они отличались друг от друга частотой всего нескольких генов.  

Количество локальных рас менялось, и от поколения к поколению сами локальные расы видоизменялись, т.к. численность популяции менялась, народы мигрировали и  смешивались. Иногда, когда на географических территориях возникали новые границы, то локальные расы  оказывались по разные стороны границ, а это приводило к дополнительному дроблению рас на еще более мелкие. Такая  разъединенная общность назвалась микрорасой. Микрорасы  можно обнаружить в Европе и других регионах мира.

Какие бы трудности не возникали в процессе включения генетических знаний в изучение человеческого вида, уже к 1960-м стало ясно, что характерные черты как простое наглядное восприятие, как размер, форма и цвет, никогда не могут быть полностью адекватными критериями для установления степени родства и общности происхождения. Известны, например, давние попытки приписать происхождение темнокожих меланезийцев западной части Тихого океана к предполагаемым древним африканским корням. Или существуют предположения, что чернокожие низкорослые пигмеоидные народы Юго-Восточной Азии и Филиппин («негритосы») каким-то образом оказались потомками мбути, или пигмеев леса Итури, в Центральной Африке. На самом деле эти четыре группы объединяла лишь темная пигментация кожи. Что касается пигмеоидных народов, то их объединял низкий рост, что и доказывается многочисленными исследованиями признаков, наследуемых по одному-единственному гену. Объединения популяций, вытекающие из их генетического анализа, подменялись старыми антропологическими методами 19 в., в которых сравнивались лишь наглядные признаки, такие как форма, размер и цвет.