Содержание статьи
    Также по теме

    НАКАЗ ЕКАТЕРИНЫ II

    НАКАЗ ЕКАТЕРИНЫ II, написанный для руководства Уложенной комиссии «для сочинения проекта» реформирования правовой системы Российской державы.

    Екатерина работала над текстом этого документа около двух лет. Результаты своего труда она сначала показала графу Никите Панину, Григорию Орлову и некоторым другим вельможам, затем предоставила текст на рассмотрения более широкого круга избранных читателей, прося указать на лишние и несоответствующие условиям русской жизни положения и статьи, с тем, чтобы их исключить из Наказа. В результате он был сокращен вполовину.

    Наказ не является оригинальным сочинением. Так, его часть, посвященная уголовному праву, вся взята из двух известных сочинений Монтескье Дух законов и Беккариа О преступлениях и наказаниях, книги, вышедшей в Италии в 1764.

    Всего в Наказе 526 статей, из них более 250 заимствованы из Монтескье, около 100 (от 147 до 245 – из сочинения Беккариа). Наказ был написан преимущественно на французском и частью на русском языках.

    Французский текст был послан императрицей Вольтеру, немецкий – Фридриху II. Издан Наказ впервые был в 1767 на русском и немецком языках в Москве, а потом в Санкт-Петербурге в 1768 на русском, и на латинском, немецком, французском и снова на русском – в 1770. В 18 в. существовало несколько его переводов на другие иностранные языки, а во Франции в 1769 он стал запрещенным произведением.

    Екатерина II написала Наказ для руководства выборным людям в комиссии уложения при составлении новых законов; он должен был читаться ежемесячно в собрании депутатов. При этом предписывалось в начале занятий комиссии руководствоваться не рамками старых законов, а следовать статьям Наказа. Но после роспуска комиссии он стал доступен только ограниченному кругу знатных лиц.

    Первоначальный текст Наказа состоял из введения и двадцати глав. В 1768 были добавлены еще две главы.

    Основное содержание Наказа таково: вначале Екатерина II пишет, что наиболее естественны те законы, которые «сообразны с расположением народа, для которого пишутся». Объясняя далее, что, по самой обширности государства (пространством на 32º широты и 163º долготы), в России необходима самодержавная власть: «Предмет и цель монархического правления есть слава граждан, государства и самого государя». Равенство всех граждан состоит в том, что все должны быть подчинены одним и тем же законам; вольность состоит в возможности делать то, чего следует желать и в том, чтобы не быть принужденным делать то, чего желать не следует. Для этого закон должен быть таким, чтобы один гражданин не мог бояться другого, но все боялись бы одних законов.

    В 8-ой главе подробно говориться о наказаниях. Каждое наказание должно проистекать из сущности преступления. Важнее всего, чтобы преступление было раскрыто; стыд уличенного уже есть тяжелая кара, и в правлении умеренном больше стараются предупреждать преступления, чем наказывать за них. Следует более стараться, чтобы «узаконениями внушить добрые нравы в гражданах, чем приводить дух их в уныние казнями». Все наказания, которые уродуют человеческое тело, следует отменить. Жестокость наказания, трактует 10-ая глава, несправедлива уже потому, что она бесполезна, т.к. быть взятым под стражу – уже есть наказание, и закон должен с точностью определять случаи, когда это необходимо. Приговоры судей, так же, как и доказательства преступлений, должны быть обнародованы. Против пытки вопиет само человечество. Нельзя мучить того, кто еще не осужден; если же кто-то уже осужден – то он карается по закону. Смертная казнь возможна лишь в одном случае – когда преступник, будучи лишен свободы, имеет средства возмущать народное спокойствие, но таких случаев не может быть в «обыкновенном состоянии государства, твердого своей внутренней силой, т.е. мнением граждан».

    Глава 12-ая касается вопроса «о размножении народа в государстве», 13 глава – «о рукоделии и торговле», 14 – «о воспитании», 15 – «о дворянстве»,16 – «о среднем роде людей», 17 – «о городах», 18– «о наследствах», 19 – «о составлении и слоге законов». 20-ая глава разнообразна по своему содержанию: в ней рассматриваются вопросы «о преступлениях и оскорблении государя», «о судах по особливым нарядам», «о веротерпимости» и т. д.

    В последней 22-ой главе Екатерина говорит, что «менее отяготительными признаются те подати, которые платятся добровольно, без понуждения, которые распространены на всех жителей государства и увеличиваются по мере накопления богатства. Чтобы подати были не столь чувствительны, надо постоянно избегать монополий, т.е. не давать права одному, за исключением прочих, пользоваться каким-нибудь промыслом». Далее указываются правила, по которым определяются доходы, отчего происходят недоимки, как увеличивать богатство страны и открывать его новые источники, причем наиболее поощряется земледелие.

    Взгляды императрицы совмещали практически несовместимое: либеральные воззрения и самодержавно-крепостнические устремления. Она понимала, что укрепившееся дворянство не потерпит сокращения своих владельческих прав, при этом сама она осуждала крепостничество. В Наказе высказаны предложения об улучшении участи крестьян: Екатерина скорбит о том, что выживает менее четверти крестьянских новорожденных детей, что многие земли опустели, что угнетение народа после многих веков рабства как бы вошло в обычай. Непомерные подати, которыми многие помещики облагали своих крестьян, ведут к их горькой нищете, они вымирают от от нужды и болезней: «Родившись в унынии и в бедности, в насилии или в принятых правительством лживых рассуждениях видели они свое истребление, часто не приметив и причин его». (Гл. 12)

    Положения Наказа так и не были проведены императрицей в русское законодательство, а сама комиссия, оказавшаяся неуправляемой, а посему неугодной, была в 1768 распущена под предлогом войны с Турцией.