Также по теме

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ (Прайвеси)

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ (прайвеси), конституционное право человека, свобода от неправомерного вмешательства других лиц.

Конституция РФ закрепляет за человеком «право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (статьи 23, 24 и 25 ).  Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Также  устанавливает неприкосновенность жилища. Право на свободу и личную неприкосновенность закреплено также в статье 137 Уголовного кодекса РФ. 

Концепция неприкосновенности частной жизни включает различение общественной и частной сфер и более специфические вопросы контроля над частной информацией и основными решениями частной жизни. Отдельные элементы этой концепции признаются имеющими социальную ценность.

Неприкосновенность частной жизни как социальная ценность.

Во всех обществах признается ценность неприкосновенности частной жизни в каких-либо сферах, но социальная заинтересованность в неприкосновенности очень разная. Оценка неприкосновенности частной жизни имеет тенденцию к обратно пропорциональной зависимости от узаконенных размеров социальных обязанностей. Общество, в котором обширное социальное сотрудничество (например, первобытная групповая охота) вызвано сложностью выживания в суровой окружающей среде, будет в меньшей степени заинтересовано в неприкосновенности частной жизни своих членов. Социальная оценка этой концепции, таким образом, зависит от ощущаемого равновесия между выгодами совместной общественной жизни (добывание пищи, защита) и жертвами, которые необходимо принести ради этих выгод. Природа такого равновесия в разных обществах разная и меняется со временем.

На практике неприкосновенность частной жизни гораздо менее ценится в примитивном обществе, чем в развитом, имеющем какую-либо форму государства. Но такое различение не является безусловным. И в примитивном обществе для людей может быть нестерпимым пристальное наблюдение общества и всеобщее регулирование, что заставляет их бежать от такого общественного внимания, а некоторые примитивные общества выигрывают от коллективизма так мало, что социальные обязательства фактически отсутствуют. С другой стороны, в индустриальных обществах стали типичными жалобы на разобщенность и одиночество, порожденные чрезмерным завышением ценности неприкосновенности частной жизни.

Преобладание социальной ценности неприкосновенности частной жизни в наибольшей степени поддерживается обществами, в которых государственная власть самоограничена осознанной защитой основных прав человека. Конституционная защита жизни, свободы и собственности устанавливает границы сферы частной жизни и деятельности, которой никоим образом не должно касаться государство. Конституция защищает независимость граждан, относительно которой даже легитимность демократического государства оценивается критически. В этом смысле сама идея частной сферы формировалась в историческом процессе осознания ценностей и создания институтов либеральных конституционных демократий. Именно из этого политического источника естественно вытекают конкретные меры охраны неприкосновенности частной жизни. Право на неприкосновенность частной жизни было разработано для двух областей: информационная тайна и решения частной жизни.

Информационная тайна

Право на информационную тайну является элементом неприкосновенности частной жизни. Гарантии профессиональной конфиденциальности традиционного общего права дают возможность священникам, выслушивающим исповеди, и врачам, лечащим пациентов, соблюдать их законные интересы, не раскрывая частные обстоятельства. Большинство традиционных законов о собственности, гражданских правонарушениях и авторском праве защищают интересы личности от вторжения в ее частное пространство, включая личную информацию.

Однако специальная охрана «права на неприкосновеннсоть частной жизни» как такового была предложена для обсуждения Сэмюэлом Уорреном и Луисом Брандейсом в статье «Гарвардского юридического обозрения» в 1890. Они доказывали, что традиции конституционного и общего права США неявно признают неприкосновенность частной сферы, однако современные технологии публичных разглашений (например, журналистика массовых изданий) лишают человека контроля над частной информацией о самом себе, что означает для него потерю более общего права, которое Уоррен и Брандейс назвали «правом на собственную личность». А без такого контроля нивелирующий пристальный взгляд общества разрушает существенные ресурсы «духовной природы человека» как морально независимой личности и свободного гражданина. Чтобы защитить это основное право, заявляли авторы статьи, должно быть разработано частное право о возмещении ущерба в гражданском порядке (деликтное право, или его такженазывают административно-наказательным правом), защищающее частный интерес от новой технологической угрозы. Их призыв оказал на общественное мнение очень сильное влияние.

Деликтное право теперь в целом признает право на прайвеси, и его нарушение влечет возмещение ущерба в гражданском порядке. Главным интересом, защищаемым этим правом, является контроль отдельных лиц над частной информацией о них самих, включая свободу от нежелательного наблюдения. При нарушении этого интереса основания для предоставления деликтных средств защиты дают четыре вида жалоб: неправомерное присвоение изображения или имени личности в коммерческих целях, публичное разглашение частных фактов, представление действий личности в ложном, хотя и не дискредитирующем, свете и вторжение (подслушивание и тайное наблюдение).

В наше время угрозой для информационной тайны являются не только газеты, фотографии и протоколы, но и компьютерные записи, создающие новые возможности для несанкционированной передачи информации о личности. Другая угроза, ставшая возможной при современной технологии, связана с улучшенной техникой наблюдения – электронными устройствами перехвата телефонных разговоров и подслушивания. Эти угрозы потребовали более сильнодействующих средств, чем деликтная защита Уоррена–Брандейса.

Праву на информационную тайну угрожают не только вторжения частных лиц. Само государство  может нарушить конституционные гарантии, охраняющие это право.

Приложение 1

Конституция РФ

Статья 23

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Статья 24

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Статья 25

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Приложение 2

Уголовный кодекс РФ

Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -