Содержание статьи
    Также по теме

    СТРЕЛЬЦЫ

     СТРЕЛЬЦЫ – так называлось большею частью пешее русское войско, вооруженное пищалями. Первоначально, в начале 16 в. такие воины назывались «пищальщиками». Значение стрельцов возросло во время войн за Ливонию при Иване IV. К тому времени численность стрелецких войск достигала 12 тыс., из которых 5 тыс. располагались в Москве. 2 тысячи московских стрельцов составляли стражу царя и назывались стремянными. Остальные 7 тыс. в мирное время составляли гарнизоны в городах на границах с Литвой и на южных окраинах государства. По городам стрельцы получали от казны дворы и жили особыми слободами на посаде. Стрелецкое войско делилось на полки или приказы, а они, в свою очередь, на сотни. Во главе приказа стоял стрелецкий голова, подчиненный местному воеводе; под началом головы состояли сотники и т.д. Приказ состоял от двухсот до пятисот и более человек. Иногда их количество доходило до 1200. Стрелецкие головы позже стали называться полковниками и должны были быть дворянами.

    Стрелецкое войско имело свой собственный суд и «расправу», которые разбирали дела, кроме «разбойных и татейных» и больших исков. Набирали стрельцов, главным образом, из «людей гулящих от отцов детей, подсоседников и захребетников, не тяглых, не пашенных и не крепостных», т.е из обедневших крестьянин или посадских людей, не имевших собственного хозяйства и свободных людей, работавших по найму и также не имевших собственного дома.

    Стрелецкая служба была не только пожизненной, но и наследственной. Стрельцов обеспечивали жалованием – денежным, хлебным и земельным. Кроме того, они пользовались многими льготами, касавшимися торговли, судебных пошлин и т.д.
    В течение всего 17 в. значение стрелецких войск все более усиливалось. Наиболее привилегированное положение стрельцы занимали при царе Алексее Михайловиче. Льготы их увеличились, даже внешне они отличались от прочих служилых людей богатым нарядом.

    Под конец правления Федора Алексеевича непокорность стрельцов выразилась в недовольстве своими начальниками. На них была подана челобитная с обвинениями в злоупотреблениях, но близкий к царю боярин И.М.Языков приказал наказать челобитчиков кнутом. Вскоре, однако, последовала новая челобитная, на этот раз на самого полковника стрельцов, Семена Грибоедова. На этот раз Языков провел расследование, и Грибоедов был сослан в Тотьму. Еще больший успех имела жалоба на стрелецких начальников, последовавшая вскоре после воцарения Петра в конце апреля-начале мая 1682. Уличенные в злоупотреблениях начальники были биты батогами и сосланы.

    Крупнейшие стрелецкие бунты произошли в период1682-1698. Первый большой бунт разразился 15 мая 1682 и окончился убийством боярина А.С.Матвеева, начальника стрелецкого приказа М.Ю.Долгорукова, братьев царицы Афанасия и Ивана Нарышкиных, и избиением других приближенных и приверженцев Нарышкиных. Результатом этого мятежа, зачинщиками которого были И.Милославский, князь И.Хованский и др., стало двоевластие – на троне одновременно оказались  Петр I и Иван V, и возведение по челобитной 29 мая Софьи Алексеевны в правительницы. После бунта стрельцы были вознаграждены – им было выдано по 10 рублей на каждого, их стали именовать «надворною пехотой», а начальником их был назначен популярный в стрелецкой среде Хованский.

    Стрельцы принимали участие в волнениях, начавшихся 5 июля того же года, вызванных раскольниками во главе с Никитой Пустосвятом.
    Вскоре разнесся слух о замыслах Хованского и стрельцов о мятеже. Софье удалось захватить и казнить Хованского. В ответ стрельцы захватили Кремль. Софья, опираясь на войско служилых под командованием Шакловитого, человека решительного и сурового, вынудила стрельцов смириться и принести покаяние. Многие из них были наказаны, высланы из Москвы в отдаленные города.

    Когда Петр удалил Софью в село Преображенское, Шакловитый распустил слух, что царевне угрожает смертельная опасность и попытался поднять стрелецкие полки, но потерпел неудачу. Царь уехал в Троицкий монастырь в ночь с 7 на 8 августа 1689. По требованию Петра, многие стрельцы и их начальники явились к нему в Троицкий монастырь. Шакловитый был выдан и казнен 11 сентября.

    Последний стрелецкий бунт разразился летом 1697 во время отъезда Петра за границу. После завоевания Азова туда были направлены четыре полка; затем на смену им в Азов были посланы другие шесть полков, а прежние четыре возвращены после трудной службы не в Москву, а в Великие Луки, на литовскую границу, в войско кн. Ромодановского. С весны многие стрельцы стали самовольно уходить в Москву и подавать челобитные начальнику стрелецкого приказа, Троекурову, о возвращении в Москву. Однако, челобитные не были приняты, а Ромодановский усилил строгости по отношению к стрельцам. Собрав круг 16 июня, стрельцы решили двинуться на Москву. Близ Воскресенского монастыря их встретило московское войско под командованием Шеина и Гордона и  рассеяло несколькими пушечными залпами. Многие стрельцы были схвачены и началось следствие. По свидетельству Гордона, было казнено 130 стрельцов и заключено в тюрьмы и монастыри 1845 человек. Однако, возвратившийся в Россию Петр, не удовлетворился этим, возобновил розыск. Весь сентябрь происходили пытки и допросы. От стрельцов добивались показаний против царицы Софьи, однако получили лишь подтверждения того, что стрельцы намеревались поручить ей правление и истребить всех «немцев».  С 30 сентября 1698 начались казни стрельцов. Последние казни были совершены в феврале 1699. Погибло в это время при пытках и было казнено до 2 тысяч стрельцов. Стрелецкое войско было окончательно уничтожено.