Содержание статьи

    ЧЖИ-РАЗУМНОСТЬ

    ЧЖИ-РАЗУМНОСТЬ. «Разумность», «хитроумие», «мудрость», «интеллект» (чжи1). В узком смысле – качество «совершенного (благородного) мужа» (цзюнь цзы), в широком – свойство, выделяющее человека из животного мира. Как философская категория понятие «чжи1» использовалось главным образом мыслителями-конфуцианцами. Конфуций (6–5 вв. до н.э.) поставил чжи1 на второе место в триаде достоинств цзюнь цзы между «гуманностью» (жэнь2) и «мужеством» (юн1). Понятие «разумности» у него (и в раннеконфуцианских текстах) выражено омонимом чжи2 («знание, знать, ведать, познание»), означая качество, избавляющее от сомнений («гуманность» – от уныния, а «мужество» – от страха). По Конфуцию, «высшая разумность», как и «низшая глупость», неизменна. Моисты (мо цзя) считали чжи1 высшей ступенью и целью познания. В легистском трактате Хань Фэй-цзы (3 в. до н.э.) понятие «чжи1» употреблено в негативном смысле: «опутанное хитроумием» (чжи1) и эгоизмом «сердце» (синь1) не способно воспринять «всеобъемлемость великого тела» (цюань да ти) Вселенной. В даосском памятнике Ле-цзы (4 в. до н.э. – 4 в. н.э.) «разумность» (чжи1) и «рассудительность» (люй) объявлены «тем, благодаря чему человек ценнее птиц и зверей», но руководящим началом «разумности» названы «благопристойность» (ли2) и «должная справедливость» (и1) (возможно, позднейшая конфуцианская интерполяция).

    В конфуцианских текстах коннотации чжи1 исключительно положительны. Чжун юн (5–2 вв. до н.э.) ставит чжи1 уже на первое место в комплексе с «гуманностью» и «мужеством»: формула «чжи – жэнь – юн» подана как выражение понятия «распространяющаяся (всеобъемлющая) добродетель Поднебесной» (Тянь ся чжи да дэ) и в этом виде стала канонической Как средство «приближения к чжи1» в Чжун юне рассматривается «любовь к учебе». В Мэн-цзы (4–3 вв. до н.э.) «началом разумности» объявлено «утверждающее и отрицающее сердце», а «разумность» – исконно присущей природе человека наряду с «гуманностью», «долгом/справедливостью», «благопристойностью». В Хань шу (1 в.) «способность участия в совершении добра и неспособность участия в совершении зла» определяется как «высшая разумность». Ей противопоставляется «низшая глупость» как способность только к «совершению зла»; промежуточное положение занимает «средний человек», способный творить и добро, и зло. На основании этой троичной схемы строится девятеричная классификация мифических и исторических персонажей. Ван Чун (1 в.) соотносил «высшую разумность» у Конфуция с носителем «предельного добра» (цзи шань); Хань Юй (8–9 вв.) включил «разумность» в пятеричный набор качеств, «делающих человеческую природу (син1) тем, что она есть», наряду с «гуманностью», «благопристойностью», благонадежностью» (синь2) и «должной справедливостью».

    В китайском буддизме иероглиф «чжи1» применялся для обозначения понятия «джняна» – высшего полного знания, получаемого в результате медитации при растворении объекта в субъекте и охватывающего все виды знания, не являясь их суммой.

    Литература Антология мировой философии, т. 1, ч. 1. М., 1969
    Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М., 1983