Содержание статьи
    Также по теме

    ЭРН, ВЛАДИМИР ФРАНЦЕВИЧ

    ЭРН, ВЛАДИМИР ФРАНЦЕВИЧ (1882–1917), русский философ. Родился в Тифлисе 5 (17) августа 1882. Окончил историко-филологический факультет Московского университета (1904), впоследствии стал доцентом и профессором. В 1906 – один из организаторов и участников Религиозно-философского общества памяти Вл.Соловьева. Сотрудничал с издательством «Путь» и в 1912 выпустил труд Г.С.Сковорода. Жизнь и учение. Обе его диссертации: магистерская – Розмини и его теория знания (1914), докторская (не успел ее защитить) – Философия Джоберти (1916), были посвящены творчеству итальянских католических мыслителей. В начале 1917 увидела свет первая часть его последней, так и не завершенной работы Верховное постижение Платона. Умер Эрн в Москве 29 апреля (12 мая) 1917.

    Свой выбор в пользу религиозной метафизики Эрн сделал рано, о чем свидетельствуют его статьи и выступления 1905–1907. В отличие от многих представителей русской религиозно-философской мысли он не пережил серьезного увлечения либеральной или революционной идеологией, достаточно критически относился к самой идее «нового религиозного сознания» и к любым попыткам модернизации православия. Собственная метафизическая позиция Эрна отчетливо определилась в ходе его полемики с журналом «Логос» (1910). В цикле статей (вошедших впоследствии в сборник Борьба за Логос (1911) Эрн доказывал оригинальность русской философской традиции, особо подчеркивая значение творчества таких отечественных мыслителей, как Г.С.Сковорода, Вл.С.Соловьев, П.Я.Чаадаев, А.С.Хомяков, Л.М.Лопатин, А.А.Козлов, С.Н.Трубецкой. В историко-философском контексте воззрения Эрна могут быть отнесены к тому опыту возвращения к онтологизму, который в философии 20 в. представлен не одним ярким именем и направлением (фундаментальная онтология Хайдеггера, критическая онтология Н.Гартмана, неотомистская онтология и др.). Как и на Западе, поворот к онтологии в России (позиция Эрна – один из наиболее ярких примеров) начинался с критики «гносеологизма» предшествующей рационалистической философии. Своеобразие онтологизма Эрна в существенной мере связано с его критикой «меонизма» рационалистической философии и с учением о Логосе. В Новое время, по Эрну, происходит разрыв с онтологизмом античной и средневековой мысли и начинается эпоха господства меонической (у Эрна – без-бытийной, без-жизненной) философии. «Кардинальной, конституирующей» чертой этого направления оказывается «отрицание природы как Сущего». Однако, полагал Эрн, созданный новоевропейским рационализмом образ действительности, где научно-философскому разуму, как началу познающему и организующему, противостоит овеществленная, лишенная внутреннего смысла существования природа, – не более чем миф. «Новое время, вообще говоря, очень мифологично... В новое время мы видим возникновение целого цикла мифов, целого ряда мифологем, и все различие, колоссальное и существенное, этих мифов и этих мифологем от античных и средневековых заключается только в перемене знака положительного на отрицательный. Миф античный и средневековый онтологичны, мифы нового времени меоничны». Устремленная к идеалу строго научного знания новоевропейская философия приходит к парадоксальному результату. Ее основу, по убеждению Эрна, образует миф – отнюдь не научный и не логичный – об отвлеченном, «мертвом» познании и столь же безжизненной природе. Подлинную альтернативу «меонизму», по Эрну, представляет «логизм», философия Логоса. Сущим природу (вселенную, мир, человека) делает ее изначальная и неразрывная связь с Логосом. Понимание этой связи, доказывал в своих сочинениях Эрн, становится источником онтологизма античной философии (прежде всего в платонизме) и, религиозно преображенное в христианстве, метафизически оформляется в патристике.

    Все пронизано живым Логосом, все наполнено бытием. Но и сама мысль бытийственна, и человек никак не может в своем философском опыте быть сторонним наблюдателем. Эта роль для него допустима в опыте научном, когда речь идет о познании истин «частичных» и в этом смысле относительных. У философии, считал Эрн, своя задача: философия не может не стремиться к познанию абсолютному, иначе она просто перестает быть философией.

    Излагая свою концепцию «логизма», Эрн не провозглашал нового направления в философии. С его точки зрения, в историческом плане «логизм» уже состоялся. Сама человеческая культура как «солидарная преемственность творчества» есть результат верности духу «логизма» ее творцов. Культура и Логос нераздельны, как нераздельны Логос и природа, Логос и жизнь. Распад живых связей происходит в цивилизации, питаемой рационализмом. Эрн верил, что ситуация не фатальна и многое зависит от того, произойдет или нет «метафизический поворот». Философия, по его убеждению, должна ответить на вызов рационализма и вернуть человека в мир бытия (по Хайдеггеру, в «дом бытия»), где нет «искусственных преград, воздвигнутых рационализмом» между человеческой мыслью и Сущим, и сама мысль осознается в «метафизической глубине», в изначальной коренной связи с живым Логосом.

    См. также РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ.

    Литература

    Эрн В.Ф. Природа научной мысли. Сергиев Посад, 1914
    Аскольдов С. Памяти В.Ф.Эрна. – Русская мысль, 1917, № 5–6
    Булгаков С.Н. Памяти В.Ф.Эрна. – Христианская мысль, 1917, № 11–12
    Флоренский П.А. Памяти В.Ф.Эрна. – Христианская мысль, 1917, № 11–12
    Эрн В.Ф. Сочинения. М., 1991