Содержание статьи
    Также по теме

    РИКЕР, ПОЛЬ

    РИКЁР, ПОЛЬ (Ricoeur, Paul) (1913–2005), французский философ, разрабатывавший герменевтический вариант феноменологии. Место, занимаемое им во французской философии, сопоставимо с местом, занимаемым Х.-Г.Гадамером в немецком философском сообществе.

    Поль Рикёр родился 27 февраля 1913 в Валенсии (Испания). Получив образование в Сорбонне, в течение пяти лет преподавал философию в лицее. В начале Второй мировой войны стал солдатом французской армии, попал в плен, где начал работу над переводом Идей Гуссерля (Идеи I вышли в свет на французском в 1950 с комментариями Рикёра). С конца войны до 1948 Рикёр преподавал в Страсбурге, в 1956 получил приглашение в Сорбонну. В 1961, после смерти М.Мерло-Понти, к Рикёру перешло руководство «Архивом Гуссерля». В течение многих лет он вместе с Э.Мунье редактировал левокатолический журнал «Эспри». Политические и религиозные убеждения Рикёра привели его в 1966 в университет Париж-Нантер. В 1969–1970 философ, занимавший пост декана, оказался «между двух огней» – маоистами, с одной стороны, и бюрократией – с другой. Политическое разочарование и жесткая оппозиция со стороны набиравшего силу структурализма побудили Рикёра принять приглашение Чикагского университета, где он работал с 1970 по 1992.

    Темы, затрагиваемые Рикёром, связаны друг с другом: Воля – Зло – Символ – Метафора – Повествование – Инаковость – Память. Первый том книги Вольное и невольное (Le volontaire et l'involontaire, 1950) представлял собой практическое применение теоретических основоположений М.Мерло-Понти, изложенных в Феноменологии восприятия. Исследование охватывает феномены от сознательно принимаемого волевого решения до непроизвольных сил жизни и неизменных элементов характера и влечений. Здесь, как и в более поздних работах, Рикёр опирается на самые разные источники. Стиль феноменологического описания он заимствует из «эйдетической феноменологии» Гуссерля; в динамике изложения следует таким авторам, как Ф.Мен де Биран и Ж.Набер. Основными интуициями Рикёр обязан религиозной экзистенциальной философии Г.Марселя и К.Ясперса. После завершения первого тома работы о воле главными темами его размышлений стали феномены греховности и вины. В 1960 вышло в свет двухтомный труд Конечность и виновность (Finitude et culpabilité). Во время работы над вторым томом – Символика зла – произошел поворот Рикёра к герменевтике: поскольку зло может быть постигнуто лишь в символах и мифах, оно заставляет искать окольных путей истолкования. Так возникает ряд герменевтических трудов Рикёра, принесших ему всемирную известность.

    Первой из работ этого рода стала большая книга о ФрейдеОб интерпретации (De l'interprétation, 1965). Психоанализ Рикёр понимал как своего рода «археологию» субъекта. «Антифеноменологическая» установка психоанализа, нацеленная не на редукцию к сознанию, а на редукцию сознания, позволяет этой исследовательской стратегии проникнуть в скрытый мир влечений, недоступный рефлексии. Однако «археологии» субъекта Рикёр в конечном итоге противопоставляет «телеологию» субъекта – возвращение бессознательного в русло осознавания. Рикёровская «семантика желания» встретила резкий отпор со стороны Ж.Лакана и его сторонников. Полемика со структурализмом привела Рикёра к новым идеям, изложенным в сочинении Конфликт интерпретаций (Le conflit des interprétations, 1969), в котором дается трактовка лингвистики Ф.де Соссюра и антропологии и мифологии К.Леви-Строса. Накал полемики постепенно сходит на нет в работах, написанных в основном в США, в которых Рикёр обращается к аналитической философии языка. В исследовании Живая метафора (La métaphore vive, 1975) внимание автора сосредоточено на поэтической силе метафоры, заключенной в ее способности не только придавать красоту уже известному предмету, но и открывать новые связи и отношения благодаря «видению как...». За этим сочинением следует трехтомный труд Время и повествование (Temps et récit, 1983–1985), в котором Рикёр разбирает различные теории времени (Аристотеля и Августина, Гуссерля и Хайдеггера). Путь исследования ведет от исторического и литературного повествования (за иллюстрациями автор обращается к великим романам о времени таких писателей, как Т.Манн, М.Пруст, В.Вульф) к «нарративному времени».

    В последнем из своих больших трудов – Я как другой (Soi-même comme un autre, 1990) Рикёр развивает герменевтику человеческого Я, в которой картезианскому поиску достоверности противопоставляются практические характеристики и этические свидетельства, а «инаковость» Я раскрывается как «инаковость» тела, другого и совести. Вытекающая отсюда этика ориентирована на баланс справедливости, в противоположность «этике другого» Э.Левинаса, исходящей из асимметрии Я и другого.

    Своеобразным обрамлением корпуса сочинений Рикёра выступают его работы на политико-исторические темы (История и истина – Histoire et vérité, 1955), а также исследования по феноменологии (Феноменологическая школа – A l'ecole de la phénoménologie, 1986), теории деятельности (От текста к действию – Du texte à l'action, 1986), теории права (О справедливости – Au juste, 1995) и, наконец, выступления по злободневным вопросам современности (Лекции, I–III – Lectures, 1991–1994).

    Умер 20 мая 2005 в Шатене-Малабри, близ Парижа.

     Courtesy of The University of Chicago Chronicle     ПОЛЬ РИКЁР

    Литература

    Рикёр П. Герменевтика. Этика. Политика. М., 1995
    Рикёр П. Конфликт интерпретаций. М., 1995
    Рикёр П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. М., 1996
    Рикёр П. Время и рассказ, т. 1–2. М. – СПб, 2000