Содержание статьи

    ЦИ-ПНЕВМА

    ЦИ-ПНЕВМА. «Пневма», «эфир», «атмосфера», «газ», «воздух», «дыхание», «дух», «нрав», «темперамент», «энергия», «жизненная сила», «материя» (ци1). Одна из основополагающих и наиболее специфичных категорий китайской философии, выражающая идею континуальной, динамической, пространственно-временной, духовно-материальной и витально-энергетической субстанции. Этимологическое значение – «пар над варящимся [жертвенным] рисом». Стандартную терминологическую оппозицию «ци1» составляет «ли1» («принцип»). Предельно общее понятие «ци1» конкретизируется на трех главных смысловых уровнях: космологическом, антропологическом и психологическом В первом случае ци1 – универсальная субстанция Вселенной; во втором – связанный с кровообращением наполнитель человеческого тела (аналог «жизненных» или «животных духов» европейской философии), способный утончаться до состояний «семенной души» (цзин3) и «духа» (шэнь1); в третьем – проявление психического центра, «сердца» (синь1), управляемое волей (чжи3) и управляющее чувствами (цин1). Общепризнанным в китайской философии было представление о ци1 как бескачественном первовеществе, из которого состояла Вселенная в исходной фазе своего развития, называемой «Хаосом» (хунь дунь), «Великим пределом» (тай цзи), «Великим единым» (тай и), «Великим началом» (тай чу) или «Великой пустотой» (тай сюй). Начальные формы дифференциации этого вещества – инь ян и «пять элементов» (у син1).

    Философской категорией термин «ци1» стал в 4 в. до н.э. в таких классических памятниках, как Гуань-цзы, Мэн-цзы, Чжуан-цзы и другие. Хронологически первым, видимо, можно считать упоминание ци1 в Го юй (5 в. до н.э.), где оно отнесено к 8 в. до н.э.: Бо Янфу, сановник царства Чжоу, объяснял землетрясение нарушением порядка взаимодействия ци1 Неба и Земли. Единым субстанциальным началом, «пронизывающим тьму вещей», ци1 предстает в Дао дэ цзине (4 в. до н.э.). Положение о преобразовании ци1 в конкретные объекты вследствие сгущения и разрежения, ставшее общепринятым в китайской классической философии, впервые прозвучало в Чжуан-цзы, где указанные процессы применительно к ци1 осмыслялись как синонимы жизни и смерти. Там же обозначена связь сгущения и разрежения, подъема и опускания «пневменных» субстанций с психоэмоциональной сферой. В Цзо чжуани (4 в. до н.э.) человеческие эмоции и «вкусы» (горечь, сладость и т.п.) объявляются порождением, а «воля» – воплощением ци1. Духовная сущность «пневмы»-ци1 обозначена в Гуань-цзы термином «лин ци» – «одухотворенная пневма, духовное начало, ум, божественная сила». Она присутствует в «сердце» – сознании и в целом психике человека (ср. наименование «сердца» в Чжуан-цзы: «вместилище духовности», или «души», – лин фу), способна спонтанно «приходить и уходить», ей присуща диалектическая атрибутика дао – такая «малость», что в ней «нет ничего внутреннего», и одновременно такая «великость», что для нее «нет ничто внешнего» (Гуань-цзы, гл. 49 Нэй е – «Внутренняя деятельность»).

    В Си цы чжуани (4 в. до н.э.) ци1 соединено с понятием «цзин3» («семя», «семенная душа»), выражающим в Дао дэ цзине порождающую потенцию дао, а в Гуань-цзы порождающе-животворящее (шэн) начало всех вещей: «осемененная (утонченная) пневма (цзин ци) образует вещи» благодаря тому, что «мужское и женское [начала] связывают семя». Содержащиеся в Си цы чжуани высказывания о цзин3 как обозначении разумного начала корреспондируют с пассажами из Гуань-цзы, где цзин ци фактически отождествляется с «духом» (шэнь1) как психическим началом. В Мэн-цзы представлено положение о единении телесного и духовного («мысле-волевого» – и3) ци1 в «сосредоточенности на должной справедливости (и1)», что рассматривалось как выражение безбрежности мировой «пневмы».

    В Хэ Гуань-цзы (4 в. до н.э.?) или у Дун Чжуншу (2 в. до н.э.) введено понятие «изначальная пневма» (юань ци), из которой «образуются Небо и Земля». Дун Чжуншу отождествил «изначальную пневму» с качествами, полученными человеком от родителей и с общемировой субстанцией. В Хуайнань-цзы (2 в. до н.э.) ци1 рассматривается в космологическом и антропологическом плане как одно из порождающих начал наряду с «духом» и «семенем» и одновременно объединяющее их – «то, что наполняет все сущее».