Содержание статьи

    ЦЗИ-ПЕРВОДВИГАТЕЛЬ

    ЦЗИ-ПЕРВОДВИГАТЕЛЬ. «Перводвигатель», «пружина», «движущая сила», «механизм», «механический», «организм», «[жизненное] начало», «источник энергии», «импульс», «хитроумный», «махинаторский», «[удобный] случай» (цзи1). Одна из самых специфичных категорий китайской философии. Конкретные значения «цзи1» – «крючок арбалета», «западня», «спускать стрелу с крючка», «ткацкий станок». В семантике иероглифа «цзи1» (элементы «дерево» и «зародыш, исток, край») традиционно противопоставляемые на Западе понятия «механизм» и «организм» объединяются через общий признак самодвижения, двигательного импульса, исходящего изнутри.

    В конфуцианских текстах 5–3 вв. до н.э. «цзи1» имеет значение как творческой движущей силы, обуславливающей воплощение единого во многом (например, влияние одного человека на общество – Ли цзи, гл. Да сюэ), так и «махинаторских приемов» (Мэн-цзы).

    В даосских текстах «цзи1» употребляется в двух смыслах: 1) хитрое, коварное приспособление, плод человеческих рук; 2) естественное, нерукотворное устройство, движущая сила живого организма. Данное разделение соответствует фундаментальной даосской оппозиции «человеческое» (искусственное) – «небесное» (естественное). Сердце, движимое искусностью человека, – коварно, движимое «небесным естеством», – благостно. Понятие «небесной пружины» (тянь цзи) как «движущей силы естества», ставшее каноническим для даосизма (см. Тянь цзи цзинКанон небесной пружины) было введено в Чжуан-цзы (4–3 вв. до н.э.), где таковая противопоставляется чувственному восприятию и чувственности (ши юй): чем они глубже, тем «поверхностнее небесная пружина». У Чжуан-цзы «цзи1» обретает физиологический смысл: «перводвигатель» человеческого естества «исходит из пяток» и обусловливает наиболее животворное, пронизывающее весь организм «пяточное дыхание», характерное прежде всего для «истинного человека» (чжэнь жэнь). Напротив, использование усовершенствованных («механических» – цзи1) орудий труда объявляется источником «механических дел» и в результате – «механического сердца» (цзи синь), эгоистического хитроумия, которое приводит к «неустойчивости духовной жизни», противоречащей дао. Подобная смысловая амбивалентность сохраняется и в Хуайнань-цзы (2 в. до н.э.), где, с одной стороны «механическое сердце» представляется разрушающим целостность «духовной благодати» (шэнь дэ), а с другой – причастность «небесной пружины» выступает атрибутом «совершенномудрого» (шэн жэнь). В Ле-цзы дано общее определение онтологического статуса цзи1: «Человек в конце концов уходит в перводвигатель. Все десять тысяч вещей исходят из перводвигателя и уходят в него». В основополагающем каноне средневекового, так называемого религиозного даосизма Инь фу цзине (1–2 вв.), который оказал существенное влияние на неоконфуцианство, прямая антропологическая дефиниция: «Человеческое сердце – это перводвигатель» сочетается с идеей всеобщей взаимозависимости внутри универсума, выраженной метафорой «ограбления» Небом и Землей всех вещей, всеми вещами – человека, а человеком – всех вещей. Подобную взаимосвязь «трех грабителей» определяет невидимый и непостижимый для большинства людей «перводвигатель» (цзи1); «высший человек» благодаря ему получает возможность «усилить свое тело», а «посредственного человека», пытающегося овладеть им, ждет гибель. На этих положениях в средневековом даосизме основывалась практика психофизиологического самосовершенствования, в том числе «достижения бессмертия», которая в соответствии с исходной семантикой «цзи1» представлялась «воровским походом (дао фа) на Небо», или «воровским механизмом» (дао цзи), позволяющим «перевернуть» естественное движение от колыбели к могиле.

    В китайском буддизме самодвижение всего сущего было возведено к «перводвигателю будды» (фо цзи); а в учении Чжии (6 в.) термин «цзи1» стал обозначать «ментальные способности» и впоследствии превратился в одну из важнейших категорий буддийский психологии.

    В фундамент неоконфуцианства лег тезис Чжан Цзая (11 в.): «В коловращении вещей всякое движение определяется перводвигателем, и если говорится о последнем, то движение исходит извне». Ван Янмин (конец 15 – начало 16 в.) в истолковании цзи1 пытался преодолеть противопоставление «небесного» и «человеческого», обращаясь к даосским постулатам: человеческое сердце – «пружина (цзи1) единой вещи», т.е. Неба и Земли (тянь ди); «небесная пружина» есть «чувственные восприятия» (ши юй).