Также по теме

АРГО

АРГО (англ. cant), термин, применяемый для обозначения совокупности языковых средств (главным образом, особых слов и идиоматических выражений), вырабатываемых членами определенных общественных групп для целей внутригрупповой, часто – тайной коммуникации. Тот факт, что арго предназначено для понимания только внутри некоторой ограниченной группы людей, отличает его, с одной стороны, от сленга, т.е. множества выражений, по существу предназначенных для широкого употребления, и, с другой стороны, от жаргона, который хотя и является специальным языком определенного сословия или профессии, однако не ограничен намеренно рамками той или иной специфической группы. Принимая во внимание эти терминологические различия, необходимо, однако, иметь в виду и то, что в повседневном словоупотреблении (и даже в научной практике) они проводятся не всегда последовательно, да к тому же несколько по-разному в разных национальных традициях. В частности, в русской традиции слово «жаргон» нередко используется расширительно, для обозначения не только собственно жаргона, но также арго и сленга (в последнем случае иногда говорят об «общем жаргоне» или «общем просторечии»).

Происхождение.

Происхождение арго неясно и является предметом дискуссий. У всех европейских арго есть ряд общих черт; в частности, все средиземноморские арго содержат, среди других общих элементов, такие слова, как arto, lenza и bisto со значениями, соответственно, 'хлеб', 'вода' и 'священник'. Вопрос о том, какая гипотеза, моногенетическая или же полигенетическая, представляет более здравое объяснение для данного феномена, некоторое время оживленно дебатировался. Тезис о моногенезе арго отстаивал Джордж Борроу, тезис о полигенезе – Г.И.Асколи, точка зрения которого была принята, с некоторыми оговорками, почти всеми более поздними исследователями. Происхождение конкретных арготических слов часто не поддается выяснению во многом в силу того, что арготическая терминология изменяется с необыкновенной быстротой и может отражать достаточно случайные события – либо малоизвестные, либо ныне уже забытые.

Образование арготических выражений.

В образовании арго принимают участие процессы, которые обычно связывают с языковыми изменениями вообще, однако особенно часто бывают задействованы инверсия, метатеза и использование суффиксов. Эти процессы сближают арго с таким важным языковым явлением, как табу. Как в арго, так и в табу имеет место намеренная попытка изменить форму слова с целью скрыть его значение либо от понимания его посторонними людьми (как в случае арго), либо от некоего сверхъестественного разума (как в случае табу). Так, с помощью изменения порядка слогов итальянское слово presto 'быстрый; быстро' превращается в арготическое stopre, а английское dark 'темный' в результате добавления суффикса превращается в darkmans.

Другой процесс, играющий важную роль в образовании арготической терминологии, – это использование случайных созвучий или рифм. Так, в английском арго выражение twist and twirl (дословно 'вращение и кручение') может заменять слово girl 'девушка', storm and strife (дословно 'шторм и ссора') может использоваться вместо wife 'жена', а lump o'lead (дословно 'кусок свинца') – вместо head 'голова'. В итальянском арго выражение mandare in Piccardia (дословно 'отправить в Пиккардию') означает то, что в обычном языке звучало бы как fare impiccare, т.е. 'вздернуть, казнить через повешение', а во французском арго aller а Rouen (дословно 'отправиться в Руан') используется вместо se ruiner 'обанкротиться'. Такие выражения, многие из которых имеют отчетливый привкус народной этимологии, существуют в любом разговорном языке; их особенно много в итальянском, где часто используются каламбуры и игра слов. Еще один процесс, участвующий в образовании арготического словаря, это замена личного местоимения каким-либо общеупотребительным существительным. Так, в итальянском арго мы обнаруживаем использование выражений manello и mamma (второе слово означает 'мама') в роли местоимения первого лица единственного числа, а tua madre 'твоя мать' – в качестве местоимения второго лица единственного числа. Другие подчас встречающиеся в языке явления, связанные с языковыми изменениями – такие, как антономазия (замена некоторого обозначения другим словом, указывающим на какое-либо свойство обозначаемого, например нечистый вместо черт и т.д.) и поэтическая метафора, – в арго обнаруживаются чаще, чем в других языковых сферах, что обусловлено эффективностью их использования при необходимости быстрой замены слов. Использование образов и описательных слов в арго зачастую бывает удивительно поэтичным, например, в таких английских образованиях, как ice 'лед' или sparklers 'блестки, блестящие штучки' в значении 'бриллианты', convict 'каторжник' в значении 'зебра', gazers 'наблюдатели, зеваки' в значении 'федеральные агенты', или, в итальянском арго, espina 'шип, колючка' в значении 'подозрение', secreto 'секрет' в значении 'кинжал', bruna 'брюнетка' в значении 'ночь' и perpetua 'вечная' в значении 'душа'.

Важной характеристикой современного американского арго является его краткость. Оно состоит почти исключительно из односложных слов – при том что когда-то в нем бытовали длинные неудобопроизносимые слова типа clapperdogeon, holwendods, jobbernoll, jockungage, nigmenog и т.п. Современное употребление broad 'девка' вместо woman 'женщина', law 'законник' или bull 'бык' вместо policeman 'полицейский', eye 'глаз' или dick 'половой член' вместо detective 'детектив, сыщик', clown 'клоун' вместо village constable 'деревенский констебль', poke 'карман, кошель' вместо poketbook 'записная книжка' отчетливо демонстрирует тенденцию к краткости и выразительности.

История и распространение.

Арго имеется у всех европейских народов. В рукописи 13 в. Donat proensal приводится слово gergons с пометой 'vulgare trutannorum'. В Италии арго называется furbesco (от furbo 'тайный, хитрый'), во Франции – argot, в Испании – calу, в Португалии – calão, в Германии – Rotwelsch, в Румынии – limba cârâitilor (т.е. 'язык воров'). Кроме того, существует множество областных и диалектальных арго, как, например, распространенное в Альпийском регионе арго montmorin.

Самый древний текст на европейском арго содержится в двух неопубликованных рукописных сонетах, которыми обменялись не позднее 1460 Джованни Франческо Соарди и гуманист Феличе Феличиано. Сонет Феличиано начинается со строчки на хорошем итальянском языке Non può quanto bisogna alto volare, однако далее в нем встречается несколько слов на calmone – северноитальянском арго, очень близком по типу к венецианскому, в частности, в значении 'душа' употреблено слово pelosa, а в значении 'говорить' – слово verbare. Это самая старая по времени запись тосканского арго. Что касается венецианского арго, гораздо более распространенного и значимого, чем тосканское, то оно известно благодаря canzoniere ('сборнику песен'), принадлежащему Андреа Микьели по прозванию Страццола (ум. в 1510).

Французское арго получило известность в 15 в. благодаря балладам поэта Франсуа Вийона. Некоторые из них так нашпигованы арготическими словечками, что во многих местах их невозможно понять. Первые письменные свидетельства испанского арго germanía зафиксированы в сборнике Romances de germanía Хуана Идальго (1609). Первое упоминание о немецком арго, Rotwelsch, или Rotwälsch, относится к 13 в., однако первые словари – плод работы Герольда Эслибаха – датируются 1490, а Liber vagatorum (Книга бродяг) была впервые напечатана на верхненемецком диалекте (а затем и на нижненемецком и нижнерейнском) в 1510. Rotwelsch – это по большей части искаженный немецкий язык со множеством еврейских и итальянских вкраплений; такие образования, как bregan (от pregare 'просить') и barlen (от parlare 'говорить') сравнимы с kapieren (от capire 'понимать') – словечком из немецкого студенческого жаргона середины 20 в.