Содержание статьи
    Также по теме

    АРТИКЛЬ

    АРТИКЛЬ (от лат. articulus 'соединительный элемент', собств. 'сустав, сочленение'), условное название показателя детерминации, одной из наиболее сложных и своеобразных грамматических категорий существительного. В лингвистике, вообще говоря, не принято давать особые названия показателям грамматических категорий (так, не существует специальных терминов для показателей числа, лица, времени, вида и т.п., если не считать несколько расплывчатого и неоднозначного понятия окончание), поэтому само существование термина артикль можно рассматривать как признание особого статуса категории детерминации.

    В чем же специфика категории детерминации? Хорошо известно, что существительное обозначает не столько конкретный объект (или множество объектов), сколько определенный набор свойств; так, слово камень вне контекста (например, в толковом словаре) соотносится не с каким-то определенным камнем (и даже не со всеми вообще мыслимыми камнями), а с тем, что можно было бы назвать «эталонным камнем», т.е. прежде всего с набором свойств, необходимым для того, чтобы «иметь право называться» камнем. Иными словами, мы можем утверждать, что существительное «само по себе» обозначает скорее понятие как таковое, чем объект как таковой. (Эта разница еще более отчетливо проявляется у абстрактных существительных: так, молодость «вообще» отнюдь не то же самое, что, например, моя молодость или молодость моей прабабушки.) Чтобы существительное могло обозначать не только свойство, но и конкретного носителя этого свойства, оно должно «воплотиться» в него: именно в этом случае «камень вообще» становится «вот этим камнем при дороге», а «молодость вообще» – «молодостью моей прабабушки».

    Процедура воплощения отвлеченного понятия в конкретного носителя – одна из важнейших в естественном языке; именно она позволяет человеку адекватно описывать окружающий его мир с помощью слов. Эта процедура и называется детерминацией (в близком значении в современной лингвистике используются также термины референция, квантификация, актуализация и др.). Механизмы детерминации существуют во всех языках, однако не во всех языках они имеют грамматический статус (точно так же во всех языках существуют способы обозначения количества объектов, но далеко не во всех существует грамматическая категория числа). Напомним, что артиклями называются именно показатели грамматической категории детерминации, а не любые средства ее выражения (к каковым можно отнести, например, такие русские слова, как этот, один, какой-то, любой и мн. др., не говоря уже о порядке слов и интонации). Но и в тех случаях, когда грамматическая категория детерминации в языке существует, ее внутренняя структура в разных языках может не совпадать.

    Существуют два основных типа систем выражения детерминации (или «артиклевых систем») в языках мира. В первом типе ведущую роль играет противопоставление так называемого референтного и нереферентного статуса имени, во втором типе – противопоставление так называемого определенного и неопределенного статуса.

    Чтобы понять разницу между референтным («конкретным») и нереферентным («обобщенным») употреблением существительного, достаточно сравнить смысл слова человек в контекстах типа [будь человеком, не жадничай] или [забота о человеке] – и в контекстах типа [из дому вышел человек с веревкой и мешком]. В первом случае имеется в виду человек «вообще», любой человек как носитель определенной совокупности свойств (поэтому к употреблениям такого типа нельзя, например, задать вопрос «какой?»); во втором случае имеется в виду конкретный «экземпляр» человека.

    Системы с противопоставлением референтности и нереферентности свойственны многим тюркским, иранским, африканским и др. языкам. Средства выражения этого противопоставления могут быть различны: может использоваться особый «референтный артикль» (в некоторых языках банту в этом качестве выступает начальная согласная показателя именного класса существительного), но может использоваться и более сложная техника. Так, в тюркских языках, как правило, только референтные существительные могут изменяться по падежам и числам, тогда как нереферентные существительные в большинстве контекстов выступают в так называемой «немаркированной форме» (совпадающей с именительным падежом единственного числа); тем самым показателем референтности оказывается сама возможность принимать падежно-числовые показатели. Похожие механизмы (предполагающие «ущербный» грамматический статус нереферентного существительного) имеются и в других языках мира.

    В европейских языках более распространенной является другая система, которая основана на противопоставлении значений определенности и неопределенности. Само это противопоставление, однако, возможно только для референтных существительных; оно сводится к тому, считает ли говорящий данный объект известным или неизвестным адресату. Соответственно, показатель определенности при существительном 'X' имеет приблизительно следующее значение: 'X, и я думаю, что ты в состоянии определить, какой именно из называемых так объектов я имею в виду', а показатель неопределенности – 'X, и я думаю, что тебе неизвестно, какой из называемых так объектов я имею в виду'. Именно эти значения чаще всего выражаются с помощью служебных слов (или аффиксов), называемых «определенным» и «неопределенным» артиклями. Нереферентный статус существительного в таких системах, естественно, тоже обозначается, однако не специальным показателем, а либо с помощью отсутствия артикля (так называемый «нулевой» артикль, как, например, в английском языке в примерах типа he drinks wine 'он пьет [= 'употребляет'] вино', birds can sing 'птицы умеют петь', или во французском языке в примерах типа il est devenu soldat 'он стал солдатом'), либо с помощью одного из двух имеющихся в системе артиклей – определенного или неопределенного, который в этом случае выступает в своем непрямом значении (ср. англ. he became a soldier 'он стал солдатом [неопределенный артикль]', франц. les oiseaux savent chanter 'птицы [определенный артикль] умеют петь'). Таким образом, можно сказать, что системы типа тюркских выражают в первую очередь степень референтности объекта, а системы типа западноевропейских – в первую очередь степень определенности (референтного) объекта. Система второго типа засвидетельствована уже в древнегреческом языке (но отсутствует в латинском); она развилась во всех романских и германских языках, а также в албанском, болгарском, македонском, армянском, венгерском, арабском и др.

    В качестве самостоятельных показателей детерминации используются служебные слова, имеющие весьма узкий круг лексических источников. Так, неопределенный артикль чаще всего восходит к числительному 'один' (причем количественное значение у него может и сохраняться, как во французском или немецком языках), а определенный артикль – к указательным местоимениям типа 'тот' (это значение у артикля также может сохраняться, как в немецком языке). В дальнейшем эти служебные слова могут утратить синтаксическую самостоятельность и превратиться в аффиксальные артикли: этот процесс (на разных стадиях завершенности) имеет место в болгарском, албанском, шведском, датском, армянском и др. языках.

    Грамматическое выражение детерминации не обязательно предполагает существование в языке двух различных показателей; возможны как редуцированные системы (с одним артиклем), так и расширенные (с бóльшим числом артиклей). В системах с одним артиклем отсутствие артикля воспринимается как показатель противоположного значения категории детерминации. Нулевое выражение может иметь как значение неопределенности (таковы, например, древнегреческая, болгарская или мальтийская системы с единственным определенным артиклем), так и значение определенности (такова, например, персидская система с единственным неопределенным артиклем). Полное отсутствие одного из артиклей в системе не следует смешивать со случаями, когда артикль не может быть употреблен в каких-то контекстах: так, во многих языках значение неопределенности при формах множественного числа существительных выражается нулевым артиклем (как в английском, немецком или новогреческом языках, где в единственном числе имеется как определенный, так и неопределенный артикль).