Содержание статьи
    Также по теме

    ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ ЯЗЫКИ

    ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ ЯЗЫКИ, изолированная семья языков, на которых говорит коренное население Чукотки и Камчатки. Эти языки распространены на обширной территории от Берингова пролива до устья р.Индигирка и от побережья Ледовитого океана до средней части п-ова Камчатка (р.Ича и р.Озерная). Чукотско-камчатская семья включает чукотский, корякский, алюторский, керекский и ительменский языки, из которых только чукотский и корякский имеют письменность (на основе русской графики). В настоящее время чукчей, говорящих на родном языке, насчитывается не более 10 тыс. человек, коряков – не более 6 тыс. человек, кереков – не более нескольких семей, ительменов – несколько единичных представителей. Начало научному изучению чукотско-камчатских языков было положено в начале 20 в. русским этнографом, лингвистом и писателем В.Г.Богоразом.

    В чукотско-камчатских языках различают чукотско-корякскую и ительменскую ветви. К чукотско-корякской ветви относятся чукотский язык (несколько близких диалектов) и несколько языков-диалектов, прежде объединяемых под названием «корякский язык». Корякские языки-диалекты делятся на диалекты кочевых коряков и диалекты (полу)оседлых коряков (= нымылан). С точки зрения исторической фонетики, чукотско-корякские диалекты делятся на три группы: 1) r-диалекты (чукотский язык); 2) j-диалекты (диалекты кочевых коряков – чавчувенский, апукинский, паренский, итканский, керекский); 3) t-диалекты (диалекты оседлых коряков – алюторский, паланский, карагинский); ср. чук. – кор. – алют. 'летать'. В основу литературного корякского языка положен чавчувенский диалект. Алюторский выделяется в отдельный язык как представитель нымыланских диалектов. В особый язык был выделен также керекский, который испытал сильное влияние чукотского языка. Ительменская ветвь, по свидетельству С.П.Крашенинникова, в прошлом была представлена тремя языками, от которых в настоящее время осталось лишь несколько разрозненных диалектов, объединяемых под общим названием «ительменский язык». Ительменский язык обнаруживает значительные расхождения с чукотско-корякской ветвью в области фонетики, грамматики и лексики, поэтому некоторые исследователи подвергают сомнению его принадлежность к чукотско-камчатской семье.

    В целом чукотско-камчатские языки характеризуются довольно простым фонетическим составом. Вокалическая система насчитывает 5 обычных гласных (i, e, u, o, a) и сверхкраткий гласный (). Во многих языках представлен сингармонизм (уподобление) гласных по признаку подъема. В языках чукотско-корякской ветви для системы согласных характерно противопоставление глухих смычных (p, t, k, q) и соответствующих звонких щелевых согласных (v, z, ); имеются сонорные (m, n, , w, j, r, l); представлена переднеязычная аффриката (с или č). В ительменском языке, кроме того, имеются глухие щелевые согласные (f, s, x, c) и так называемые абруптивные согласные (p', t', k', q'); на слух они похожи на сочетание согласного с последующей гортанной смычкой. Из задних артикуляций бывает представлен гортанный смычный. Среди переднеязычных согласных встречается противопоставление по твердости/мягкости. В некоторых языках имеется дистантное уподобление согласных по твердости/мягкости. Языки чукотско-корякской ветви характеризуются строгой слоговой структурой (обычно это слоги вида «согласный + гласный» или «согласный + гласный + согласный»), стечения согласных здесь почти не допускаются (в отличие от ительменского, где стечения согласных встречаются довольно часто). Для многих языков характерны ассимиляции и диссимиляции согласных.

    Чукотско-камчатские языки относятся к агглютинативным языкам префиксально-суффиксального типа. Они имеют однотипные по структуре системы склонения и спряжения. В некоторых языках, помимо единственного и множественного, представлено двойственное число (как в имени, так и в глаголе). Существует редупликация (повтор) корня – иногда как средство образования номинатива единственного числа, например в чукотском: nute-nut 'земля, тундра', nute-k 'в земле, в тундре'. В системе существительного развита падежная система; различаются падежи: номинатив, эргатив (падеж деятеля при переходном глаголе), датив, локатив (местный), комитатив (совместный) и др. Имеются также предикативные формы существительных, различающие 3 лица (во фразах типа «Я/ты/он – оленевод»). Существует два основных типа склонения: к одному относятся имена собственные и существительные, обозначающие термины родства, к другому – прочие существительные. Прилагательные, как правило, по падежам не изменяются. Глагол различает несколько наклонений: индикатив, оптатив (или императив), конъюнктив, потенциалис. Противопоставляются перфективные и имперфективные формы. Некоторые глагольные формы по оформлению сходны с прилагательными (= адъективные формы). В глаголе различаются два спряжения: субъектное (для непереходных глаголов, которые согласуются только с субъектом) и субъектно-объектное (для переходных глаголов, которые согласуются как с субъектом, так и с объектом). В глагольных формах представлена сложная система выражения лица и числа субъекта и/или объекта. Синтаксический строй – эргативный, т.е. в предложениях с непереходными глаголами (типа «Мальчик спит») подлежащее стоит в номинативе, а в предложениях с переходными глаголами (типа «Мальчик ест рыбу») – в эргативе. Широко представлена инкорпорация (кроме ительменского языка), т.е. включение зависимого члена в состав главной (обычно глагольной) словоформы, например идею «Камав сторожит оленей» можно выразить как «Камав олене-сторожит». По сравнению с другими инкорпорирующими языками (например, языками североамериканских индейцев, океанийскими языками) типы инкорпорации в языках чукотско-корякской ветви очень разнообразны.

    В лексике чукотско-камчатских языков представлены разнообразные словообразовательные модели. На протяжении 19 и 20 вв. эти языки имели тесные контакты с русским, вследствие чего их лексический состав пополнился большим количеством русских заимствований, часто с чуждыми данным языкам русскими звуками. Отмечены также более ранние контакты с эскимосским языком и с тунгусо-маньчжурскими языками.

    Литература

    Стебницкий С.Н. Основные фонетические различия диалектов нымыланского (корякского) языка. М. – Л., 1937
    Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. 4-е изд. М. – Л., 1949
    Скорик П.Я. Чукотско-камчатские языки. – В кн.: Языки народов СССР, т. V. Л., 1968
    Муравьева И.А. Реконструкция фонологической системы чукотско-камчатского праязыка. – В кн.: Фонетические структуры в сибирских языках. Новосибирск, 1986