Содержание статьи
    Также по теме

    ЭТИМОЛОГИЯ

    ЭТИМОЛОГИЯ (от греч. «истина» и ЭТИМОЛОГИЯ (от греч. «истина» и «понятие, учение»), 1) раздел лингвистики, изучающий происхождение слов; 2) любая гипотеза о происхождении того или иного конкретного слова (реже – иной языковой единицы, например суффикса или идиоматического выражения). В этом последнем понимании различаются «ближняя этимология» – выявление затемнившихся с течением времени словообразовательных связей некоторого слова с другими словами того же языка – и «дальняя этимология» – выявление связей слова за пределами рассматриваемого языка.

    Слова любого естественного языка могут быть – в соответствии с их происхождением – разделены на следующие группы:

    1) исконные слова, т.е. слова, унаследованные от языка-предка (наиболее многочисленная группа);

    2) слова, образованные при помощи существующих (или ранее существовавших) в языке словообразовательных средств;

    3) слова, заимствованные из других языков;

    4) искусственно созданные слова (группа, представленная не во всех языках);

    5) слова, возникшие в результате различных «языковых ошибок».

    Слова, которые в данном языке являются исконными, в языке-предке могли принадлежать к любой из вышеперечисленных групп. Для всякого слова, которое в данном языке является производным, можно указать, от какого слова и с помощью каких словообразовательных средств оно образовано.

    Так, русское слово запятая, буквально «закрытая, замкнутая», с исторической точки зрения представляет собой причастие от глагола с приставкой за- и корнем пин-/пн-/пя- (ср. запинка, запнуться, препятствие); чередование в корне здесь такое же, как, например, в корне мин-/мн-/мя- (заминка, мнет, мятый). Слово лягушка, буквально «с большими ногами» – производное с суффиксом -ушк- (ср. хохотушка, вертушка, квакушка) от корня ляг- (ср. лягаться, ляжка) и т.д.

    Предположение о производности слова должно быть обосновано. Так, если предполагается, что слово произведено при помощи некоторого аффикса, необходимо подтвердить примерами, что такой аффикс в данном языке существует (или существовал) и может (мог) образовывать производные слова с таким значением. Например, выдвинутая в Этимологическом словаре русского языка М.Фасмера гипотеза о том, что русское слово кувалда образовано от глагола валить, не выдерживает такой проверки: в русском языке нет отглагольных существительных ни с приставкой ку-, ни с суффиксом -д-. Безусловно, данный критерий не является абсолютным, поскольку в любом языке, имеющем аффиксы, могут быть уникальные словообразовательные морфемы (ср. такие примеры, как приставка ба- в слове бахвалиться или суффикс -с- в слове плакса), но они встречаются редко, и их постулирование снижает вероятность того, что этимология верна. Для слова кувалда более предпочтительной, хотя также не лишенной трудностей, представляется этимология, рассматривающая это слово как заимствование из польского kowadło «наковальня».

    Многие аффиксы имеют ограничения на тип основ, к которым они могут присоединяться. Постулируемое образование не должно нарушать этих ограничений. Оно не должно также нарушать имеющихся в языке правил чередований звуков. Так, в современном русском языке слова делить и доля осознаются как однокоренные (ср. велеть воля). Однако е в слове делить восходит к , а чередование ~ *о в славянских языках невозможно. В действительности делить родственно нем. Teil «часть», а доля – литовск. dalìs «часть, доля».

    Если в исследуемом языке имеются акцентные характеристики, способные изменяться при словообразовании, то правила их изменения тоже необходимо учитывать. Аномальное поведение ударения или тона (как и аномальное чередование) заметно снижает надежность предлагаемой этимологии.

    Всякое производное слово имеет значение, производное от значения мотивирующего слова. Если же семантическая мотивировка не может быть установлена на материале данного языка, особую ценность приобретают семантические параллели из других языков, в первую очередь близкородственных данному и/или контактировавших с ним.

    Так, например, выглядящее неожиданным предположение о связи древнетюркского «море» с др.-тюрк. «небо, бог» (чередование z ~ r в древнетюркском возможно, ср. sämiz «жирный, тучный» – sämri- «жиреть, полнеть») надежно подтверждается семантической параллелью из монгольских языков, интенсивно контактировавших с тюркскими и, возможно, родственных им, ср. письменно-монг. dalai «море» и «великий, вселенский, верховный».

    Опасно приводить в качестве обоснования семантических изменений цепочки, основанные на чистом умозрении: помыслить себе можно едва ли не любую семантическую эволюцию, ср., например, следующее обоснование перехода от значения «варить» к значению «год»: «варить» > «делать пригодным для еды» > «делать спелым» > «созревать» > «созревание плодов» > «время созревания плодов» > «осень» > «год». Однако такого рода цепочки, какими бы правдоподобными они ни казались, ни в коей мере не могут служить аргументом в пользу той или иной этимологической гипотезы.

    Любой язык контактирует с другими языками, и в процессе контактов в него проникают заимствования (исключения типа исландского языка, сознательно препятствующего проникновению иноязычных элементов, встречаются редко). С максимальной легкостью заимствуется «терминология» – обозначения тех реалий, которые раньше не были известны, – но возможны заимствования и в любых других слоях лексики.

    Предполагать, что некоторое слово является заимствованием, можно в том случае, если оно имеет структуру, не характерную для исконных слов данного языка (или обнаруживает нерегулярные соответствия со словами близкородственных языков, что делает невозможным реконструкцию праформы), но для того, чтобы такое предположение строго доказать, необходимо соблюдение целого ряда условий:

    1. Должны быть свидетельства того, что язык, из которого пришло рассматриваемое слово, контактировал (или мог контактировать) с данным. Эти свидетельства могут быть как историко-географическими (языки распространены или были распространены в близкорасположенных ареалах, и между этими ареалами не было природных препятствий), так и лингвистическими (при контактах заимствований обычно бывает достаточно много).

    Если предполагаемое заимствование изолированно, гипотеза обречена оставаться недоказуемой: так, ацтекское слово теотль «бог» очень похоже на греческое [тхеос] с тем же значением, однако никаких данных о контактах между античной Грецией и Южной Америкой до настоящего времени не получено.