Содержание статьи
    Также по теме

    ФИННО-УГОРСКИЕ ЯЗЫКИ

    ФИННО-УГОРСКИЕ ЯЗЫКИ, одна из двух ветвей уральской семьи языков (наряду с самодийской). На финно-угорских языках говорят в некоторых частях восточной Европы и на севере Азии. Они подразделяются на две большие группы: финско-пермскую и угорскую. К угорским языкам относятся: венгерский, мансийский (вогульский) и хантыйский (остяцкий); каждый из них состоит из нескольких диалектов. Финно-пермские языки подразделяются на две группы: пермскую, включающую язык коми-зырянский, коми-пермяцкий и удмуртский (вотяцкий), и финно-волжскую, включающую четыре подгруппы: прибалтийско-финскую, марийскую, мордовскую и саамский язык. Прибалтийско-финская подгруппа включает финский (суоми), эстонский и еще несколько малых языков.

    Из приблизительно 24 млн. говорящих на финно-угорских языках около половины говорят на венгерском; это жители Венгрии и прилегающих к ней областей. Возникновение венгерской письменности датируется 13 в., первый письменный памятник, Halotti Beszéd (Надгробная речь), представляет собой ценный лингвистический источник. Финский язык – главный представитель финской подгруппы языков – используется в Финляндии, Швеции, Эстонии и России; его письменная традиция начинается с перевода Библии Михаилом Агриколой в 1542. На мансийском (вогульском) и хантыйском (остяцком) говорят в районе реки Обь, ок. 5 тыс. на мансийском и ок. 25 тыс. – на хантыйском. На языке коми и на удмуртском говорят на северо-востоке европейской части России, а также несколько южнее, между реками Вяткой и Камой. На коми говорят ок. 356 тыс. человек, на удмуртском – ок. 546 тыс. Марийцы (численность которых ок. 540 тыс.) делятся на две группы, живущие на правом и на левом берегу верхнего течения Волги. Южнее марийцев живут мордовцы (мордва), численность которых – ок. 1,2 млн. чел. В северных районах Норвегии, Швеции, Финляндии и России, в особенности на Кольском полуострове, живут лапландцы (саамы), говорящие на саамском языке, отношения которого с родственными языками представляют собой одну из загадок финно-угорских языков.

    Делались попытки установить родство уральской семьи языков с другими языковыми семьями – алтайской, юкагирской, индоевропейской и даже с японским и с дравидийскими языками. Так, было обнаружено некоторое структурное сходство между алтайскими языками (в первую очередь тюркскими), с одной стороны, и финно-угорскими – с другой. В частности, отмечалось наличие гармонии гласных как в тюркских, так и в некоторых – хотя и не во всех – финно-угорских языках. Изучение финно-угорских языков имеет большое значение не только для лингвистики, но также для фольклористики и сравнительного литературоведения. Согласно ностратической гипотезе, разрабатываемой российскими учеными (В.М.Иллич-Свитыч, В.А.Дыбо, С.А.Старостин и др.) начиная с середины 1960-х годов, уральская семья языков является частью так называемой ностратической макросемьи, – куда входят также индоевропейские, афразийские, картвельские, дравидийские и алтайские языки.

    Литература

    Языки народов СССР, т. 3. М., 1966
    Основы финно-угорского языкознания, вып. 1–3. М., 1974–1976
    Хайду П. Уральские языки и народы. М., 1985