Содержание статьи
    Также по теме

    ФИНСКИЙ ЯЗЫК

    ФИНСКИЙ ЯЗЫК относится к прибалтийско-финской группе уральской языковой семьи (см. УРАЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ). В Финляндии, где существуют два государственных языка – финский и шведский, финны составляют 93,5% всего населения, а именно 4 млн. 700 тыс. человек (на 1993). В Швеции и США проживают по 300 тыс. финнов, в Канаде – 52 тыс., в Норвегии – 20 тыс. В Российской Федерации, по переписи 1989, финнов насчитывалось 47 тыс., из них в Карелии 18,5 тыс., Ленинградской обл. – 11,8 тыс., в Санкт-Петербурге – 5,5 тыс. человек.

    В Ингерманландии (Ленинградская обл.) финское население появилось с 17 в. после заключения Столбовского мирного договора (1617), по которому Приладожье и Ингерманландия отошли к Швеции.

    В этногенезе финнов приняли участие три древних племени: хяме (емь), собственно финнов суоми (сумь) и саво. В основе классификации финских диалектов по морфологическим и фонетическим признакам лежит их генетическая соотнесенность с древними племенными языками этих трех этнических группировок. Традиционно выделяют семь (в последнее время – восемь) диалектов финского языка.

    Название 'suomi' 'Финляндия' вначале относилось только к территории обитания собственно финнов (суоми), а затем распространилось и на остальные финляндские земли. В русских хрониках 13 в. этноним сумь ясно указывает на собственно финнов, т.е. население юго-западной Финляндии. Этноним 'finn' связывают с готским 'finюan' со значением 'охотники'.

    Первым письменным памятником финского языка является первая печатная книга – букварь М.Агриколы (1543). Затем Агрикола издает большое количество переводов духовной литературы. Важной вехой было опубликование в 1835 Э.Лёнротом национального эпоса Калевала. Становление литературного языка протекало в условиях насаждения шведского как официального языка. С 1863 финский язык получил формально равные права со шведским.

    Для фонологической системы финского языка характерно противопоставление по долготе и краткости всех гласных и некоторых согласных фонем, большое количество дифтонгов; полностью отсутствует оппозиция согласных по твердости/мягкости и по глухости/звонкости – кроме t/d. Некоторые согласные (b, f и др.) встречаются только в поздних заимствованиях. Сохраняется общеуральская гармония гласных по ряду.

    Ударение динамическое, причем главное ударение – всегда на первом слоге, а второстепенное может падать на третий слог или, если он краткий, – на четвертый, и далее – на каждый второй слог, кроме последнего.

    Наряду с сохранением древних агглютинативных черт появились элементы флективности, главным образом это проявляется в чередовании гласных и согласных в отдельных микропарадигмах и моделях словообразования.

    Как и во всех уральских языках, отсутствует грамматическая категория рода. Категория числа представлена бинарной оппозицией – единственное/множественное. Парные части тела обозначаются чаще всего именем в единственном числе. Парадигма склонения состоит из 14 падежей, прилагательные согласуются в числе и падеже с существительными, что присуще только прибалтийско-финским языкам. Падежные отношения выражаются также послелогами и предлогами.

    По сравнению с другими прибалтийско-финскими языками финский отличается архаичностью. Только в нем последовательно сохраняются лично-притяжательные аффиксы для выражения значения посессивности (обладания) и – как и в карельском – синтетические формы превосходной степени сравнения прилагательных и наречий.

    Грамматических категорий вида и залога в финском языке, как и в большинстве уральских, нет. Глагол имеет категории лица, числа, наклонения (индикатив, императив, кондиционал, потенциал) и времени (презенс и перфект во всех наклонениях, имперфект и плюсквамперфект – в индикативе). Специальные формы будущего времени не развились, для его выражения используется презенс в совокупности с лексическими и некоторыми грамматическими средствами.

    Традиционно в финском языке выделяют 4 формы инфинитива, хотя, конечно, в ряде случаев по функции они сближаются с деепричастиями и отглагольными именами. Как и в других прибалтийско-финских языках, такие инфинитивные формы могут изменяться по падежам, правда, они не имеют полной парадигмы склонения.

    Отрицание выражается специальным отрицательным глаголом (kerro-n 'рассказываю', kerro-t 'рассказываешь', en kerro 'не рассказываю', et kerro 'не рассказываешь' и т.д.), а также специальным аффиксом. Как в большинстве уральских языков, в финском отсутствует глагол со значением 'иметь', и значение обладания выражается конструкцией с глаголом 'быть'.

    Базовый порядок слов SVO (подлежащее – дополнение – сказуемое). Определения, выраженные именными частями речи в родительном падеже, всегда предшествуют определяемому.

    Как и другие уральские языки, финский – язык номинативного строя (см. АККУЗАТИВНАЯ КОНСТРУКЦИЯ).

    Литература

    Хакулинен Л. Развитие и структура финского языка, ч. I. Фонетика и морфология. М., 1953; ч. II. Лексикология и синтаксис. М., 1955
    Основы финно-угорского языкознания. Прибалтийско-финские, саамские и мордовские языки. М., 1975
    Хайду П. Уральские языки и народы. М., 1985
    Языки мира. Уральские языки. М., 1993