Также по теме

ФРАЗЕОЛОГИЯ

ФРАЗЕОЛОГИЯ (от греч. и ), лингвистическая дисциплина, изучающая устойчивые идиоматические (в широком смысле) словосочетания – фразеологизмы; множество самих фразеологизмов того или иного языка также называется его фразеологией.

Чаще всего под фразеологизмами понимаются устойчивые словосочетания следующих типов: идиомы (бить баклуши, пить горькую, водить за нос, стреляный воробей, до упаду, по полной); коллокации (проливной дождь, принимать решение, зерно истины, ставить вопрос); пословицы (тише едешь – дальше будешь, не в свои сани не садись); поговорки (вот тебе, бабушка, и юрьев день; лед тронулся!); грамматические фразеологизмы (едва не; чуть не; как бы там ни было); фразеосхемы (X он и в Африке X; всем X-ам X; X как X).

Российская традиция фразеологических исследований в первую очередь связана с именем В.В.Виноградова, предложившего в 1940-е годы классификацию фразеологизмов, восходящую к концепции французского лингвиста Ш.Балли. По Виноградову, выделяются три основных типа фразеологических единиц: 1) фразеологические сращения (устойчивые сочетания слов, не мотивированные внутренней формой, – точить лясы, ничтоже сумняшеся); 2) фразеологические единства (устойчивые сочетания слов с прозрачной внутренней формой – подливать масла в огонь, вынь да положь); и 3) фразеологические сочетания (выражения, в которых одно из слов употреблено в прямом значении, а второе – во фразеологически связанном, ср. корень зла, принимать меры, одержать победу, радость обуяла). Пословицы и поговорки в подходе Виноградова выведены за пределы фразеологии, а грамматические фразеологизмы и фразеосхемы вообще не рассматриваются. В последующем в советской и российской лингвистике предлагались как модифицированные варианты классификации Виноградова, так и оригинальные классификации (Н.Н.Амосова, А.В.Кунин, И.И.Чернышева), которые, однако, в целом не содержали операциональных критериев выделения отдельных классов и не отвечали на вопрос о специфике фразеологизмов как особого слоя лексики естественного языка.

ПАРАМЕТРЫ ФРАЗЕОЛОГИЧНОСТИ

Сфера фразеологии в разных теоретических концепциях задается по-разному. Тем не менее большинство исследователей сходятся в том, что фразеологизмы должны характеризоваться тремя важнейшими параметрами: неоднословностью, устойчивостью и идиоматичностью. Первый из этих параметров можно считать единственным относительно ясным и операциональным понятием, хотя и здесь возникают проблемы, связанные с наличием или отсутствием в том или ином языке орфографической традиции, различением слов и словосочетаний, слов и предложений в данном морфологическом типе языка и т.п. Категория устойчивости оказывается уже существенно менее определенной, но наибольшие вопросы вызывает понятие идиоматичности. В самом общем случае идиоматичность означает некую осложненность способа выражения содержания – осложненность не в смысле максимального усложнения языковых форм как таковых, а «концентрированности» выражения и сложности понимания. Фразеология оказывается лишь одним из проявлений идиоматичности.

Идиоматичность как параметр фразеологичности.

Все определения идиоматичности сводятся к двум базовым идеям – переинтерпретации и непрозрачности.

(i) Переинтерпретация значения 'A' выражения A как значения 'B' является операцией, приводящей к трансформации 'A' в 'B' по некоторому принципу R.

(ii) Непрозрачность знака A является свойством А, препятствующим «вычислению» значения 'А' из-за отсутствия продуктивного правила, позволяющего выявить 'A' или из-за отсутствия одного или нескольких компонентов A в словаре.

Так, выражение пускать козла в огород идиоматично по основанию (i) – принципом R в данном случае оказывается механизм метафоризации, тогда как выражение ничтоже сумняшеся идиоматично по основанию (ii) – компоненты этого фразеологизма нигде, кроме как в его составе, в русском языке не встречаются.

Можно сказать, что переинтерпретация – это взгляд на идиоматическое выражение с точки зрения его порождения, а непрозрачность – с точки зрения его понимания. Именно поэтому они в ряде случаев пересекаются.

Разновидности переинтерпретации.

Выделяют несколько типов переинтерпретации. Переинтерпретация в точном смысле означает, что выражение A со значением 'A' и экстенсионалом (соответствующей ему ситуацией) «A» переинтерпретируется таким образом, что получает значение 'B', соотносящееся с ситуацией «B». Типичный случай переинтерпретации такого рода – идиома театр абсурда 'ситуация, в которой, с точки зрения говорящего, нарушаются базовые принципы естественной логики'. Эта идиома возникла в результате переосмысления терминологического словосочетания театр абсурда, относящегося к сфере драматургии. К классу собственно переинтерпретаций относятся также идиомы под дулом автомата, верхушка айсберга, открыть Америку, окончен бал, банка с пауками, перевернуть вверх дном, вылить ведро помоев, охота на ведьм, лакмусова(я) бумажка, ходить на задних лапках, брать быка за рога. Если говорить о сфере лексики в целом, то к этому типу идиоматичности относится широкий класс употреблений слов в непрямых значениях, в частности метафоры, метонимии и т.п.

При интенсиональной переинтерпретации экстенсионал исходного выражения отсутствует. Примером такого рода является идиома буря в стакане воды 'ситуация, в которой одно или несколько лиц выражают недовольство чем-либо значимым с их точки зрения; последнее оценивается говорящим с позиций более общего взгляда на мир как малозначимое'. Экстенсионал выражения буря в стакане воды в буквальном прочтении отсутствует, поскольку слово буря в прямом значении не сочетается с именами малых объемов и пространств. К этому классу переинтерпретаций относятся также выражения типа адская машина (в значении 'бомба'), глаз-алмаз, показать/увидеть... небо в алмазах, ходячий анекдот, кровавая баня, лезть в бутылку. Для последней идиомы можно было бы считать экстенсионалом ситуации типа Муравей залез в бутылку, однако в этом случае изменяется размерность, обычно соотносимая в естественном языке с человеческим телом (роль телесного опыта в формировании человеческого мышления и языка интенсивно обсуждается в настоящее время).

В некоторых теориях фразеологии этим и предшествующим классами категория идиом фактически исчерпывалась.

Переинтерпретация может относиться не только к целому выражению, но и к его компонентам. Типичный случай переинтерпретации компонента – идиома раздавить бутылку в значении 'выпить бутылку спиртного'. Словоформа бутылку сохраняет в этой идиоме свое значение (возникшее в результате регулярного метонимического преобразования: бутылка 'сосуд' ® 'содержимое сосуда') и не участвует в процессе переинтерпретации. Иными словами, вряд ли можно сказать, что обсуждаемая идиома возникла как результат переинтерпретации значения словосочетания раздавить бутылку в прямом смысле (ср. В этой жуткой давке мне наступили на сумку и раздавили бутылку). К этой же группе идиом относятся выражения важная птица, большая шишка, дать в лапу, по пьяной лавочке.

Под классом референциальных переинтерпретаций понимаются те случаи, когда у языкового выражения происходит закрепление референции за единичным денотатом, ср. гений всех времен и народов, лучший друг советских физкультурников, самый человечный человек, матерый человечище. Процесс референциальной переинтерпретации характерен для образования терминов.