Содержание статьи
    Также по теме

    ХОМСКИЙ, НОАМ

    Генеративная теория Хомского, несомненно, представляет собой выдающееся интеллектуальное достижение. На первом (до своего кризиса рубежа 1960–1970-х годов) этапе она оказала огромное влияние на развитие формальных грамматик и вычислительной лингвистики, предоставив исследователям экономный и более мощный по сравнению с грамматиками непосредственных составляющих аппарат описания формальных языковых структур. Синтаксические структуры Хомского считается одним из трудов, заложивших основы современной когнитивной науки. В теоретическом плане генеративная теория ознаменовала собой радикальный разрыв с бихевиоризмом (Хомского, после его знаменитой полемики начала 1960-х годов с психологом-бихевиористом Б.Скиннером, признали «могильщиком бихевиоризма»). Хомский, говоря в эти годы об интеллектуальных корнях своих идей, всячески дистанцировался от дескриптивистского этапа в развитии лингвистики и апеллировал к далеким предшественникам – В. фон Гумбольдту, французским грамматистам Пор-Рояля и особенно Р.Декарту.

    Хомский уже около двух десятилетий является самым знаменитым лингвистом мира; ему и его теории посвящено множество статей, ряд монографий и даже полнометражный документальный фильм, а развитие науки о языке в последней трети 20 в. многими авторами описывается как «хомскианская революция».

    Следует заметить, что Хомский одним из первых объявил лингвистику частью когнитивной психологии – однако на практике как раз максимально автономизировал изучение языка, введя для этого представление о модульности человеческих когнитивных способностей и относительной независимости «модулей». Попытка соотнести языковую способность с другими когнитивными способностями человека появилась лишь в минималистской программе, а также в работах Р.Джэкендоффа (р. 1945), небезуспешно пытающегося на практике выстроить «мост» между генеративизмом и когнитивной лингвистикой.

    Хомский пользуется в США широчайшей известностью как общественный деятель – критик внешней и внутренней политики США и мировой политики в целом, а также манипулятивной практики средств массовой информации. В годы Вьетнамской войны за участие в массовой манифестации Хомский был арестован (сидел в одной камере с Н.Мейлером). Социально-критические публикации Хомского столь же многочисленны, как и его лингвистические работы; среди них – Американская мощь и новые мандарины (American Power and the New Mandarins, 1969), Права человека и американская внешняя политика (Human Rights and American Foreign Policy, 1978), Политэкономия прав человека, в 2-х томах (с Э.Херманом, The Political Economy of Human Rights, 1979), Пираты и императоры: международный терроризм в реальном мире (Pirates and Emperors: International Terrorism in the Real World, 1986), Язык и политика (Language and Politics, 1989), Необходимые иллюзии: контроль над мыслью в демократических обществах (Necessary Illusions: Thought Control in a Democratic Society, 1989), Сдерживающая демократия (Deterring Democracy, 1992), Год 501: Конкиста продолжается (Year 501: The Conquest Continues, 1993), Новый военный гуманизм: уроки Косово (The New Military Humanism: Lessons From Kosovo, 1999) и др. В последние годы Хомского часто называют в числе духовных лидеров антиглобализма.

    Павел Паршин

    Литература

    Хомский Н. Синтаксические структуры. – В кн.: Новое в лингвистике. Вып. II. М., 1962
    Хомский Н. Логические основы лингвистической теории. – В кн.: Новое в лингвистике. Вып. V. М., 1965
    Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса. М., 1972
    Хомский Н. Язык и мышление. Язык и проблемы знания. Благовещенск, 1999