Содержание статьи
    Также по теме

    КАЛЬКА

    КАЛЬКА (от франц. calque 'копия'), единица, созданная путем заимствования структуры элемента чужого языка (слова или словосочетания) с заменой его материального воплощения средствами родного языка; процесс создания кальки называется калькированием.

    В зависимости от того, структура какого языкового элемента копируется, кальки делятся на словообразовательные, фразеологические и семантические. При словообразовательном калькировании воспроизводится морфологическая структура слова. Так, русское слово мировоззрение является калькой с немецкого Weltanschauung, мероприятие – калькой с немецкого Maßnahme, православный – калькой с греческого ; русское слово совесть представляет собой кальку греческого слова ; это же греческое слово послужило образцом для латинского conscientia, которое, в свою очередь, было калькировано в русском сознание. Бывает и так, что одно и то же слово оказывается объектом как калькирования, так и прямого заимствования. Например, греческое слово (букв. «брошенное вперед»): «препятствие, проблема»; «предложенное, задача» было в одном значении калькировано латинским projectum (из которого произошел интернационализм проект) и в другом значении заимствовано новыми европейскими языками в виде слова, давшего интернационализм проблема.

    Фразеологические кальки представляют собой пословный перевод идиоматического словосочетания, например русское взять такси – это калька с французского prendre un taxi, выражение Знаешь что? – калька с немецкого Weißt du was? Семантической калькой называется придание слову родного языка отсутствовавшего у него ранее переносного значения – по образцу некоторого слова другого языка. Так, русский глагол трогать приобрел значение «волновать чувства» под влиянием французского слова toucher, имеющего оба значения (прямое и переносное). Слово трогать в переносном значении, а также образованное от него прилагательное трогательный появились в русском языке на рубеже 18 и 19 вв. – наряду со многими другими семантическими кальками, созданными в эту эпоху; например, слова влияние, вдохновение, впечатление приобрели современное значение под влиянием имеющих ту же внутреннюю форму французских слов influence, inspiration, impression. Как и другие типы заимствований, калькированные значения не всегда закрепляются в языке. Примером не сохранившейся семантической кальки может служить значение «атом» у латинского слова individuum (поморфемно соответствующего греческому «неделимый»).

    Словообразовательная калька обычно бывает одновременно также семантической, так как созданное путем поморфемного перевода слово копирует заключенный в слове-источнике семантический перенос. Так, русское необходимо, копирующее немецкое unumgänglich, воспроизводит также и ход метафорического переосмысления пространственной идеи (необходимое – то, что «нельзя обойти»). Председатель, так же, как и нем. Vorsitztender и лат. praesidens, это не просто тот, кто сидит перед кем-то, как следует из буквального смысла составляющих, а тот, кто выполняет при этом определенные функции (и даже вообще не обязательно где-то сидит). Чешское слово vlak, как и польское pociąg «поезд» – словообразовательные и одновременно семантические кальки с немецкого обозначения для поезда – Zug, отсылающего к идее «тянуть» (в русском языке слово поезд имеет, очевидно, другую внутреннюю форму).

    Калькирование тем самым выполняет в языке очень важную функцию, выступая в качестве проводника культурного влияния. Поэтому наиболее последовательные партизаны идеи национальной самобытности являются противниками не только заимствования слов в их иноземном обличье, но и калькирования, поскольку таким образом заменяется лишь внешность, а «чуждая» суть остается. Предложенные в начале 19 в. идеологами славянофильства слова колоземица вместо атмосфера, мокроступы вместо калоши, ловкосилие вместо гимнастика и т.п. имеют свою собственную, некалькированную внутреннюю структуру. В Германии на волне аналогичного идейного течения была создана, в частности, оригинальная грамматическая терминология (например существительное – Sachwort букв. «вещественное слово», глагол – Zeitwort, букв. «временнóе слово» и т.п.); ср. также другие немецкие слова с оригинальной внутренней формой, такие, как Hochzeit «свадьба», букв. «высокое время», wahrnehmen «воспринимать», букв. «брать правду» и т.п.

    Действительно, калькирование, как и всякое заимствование, является в некотором смысле свидетельством слабости, т.е. недостаточности средств собственного языка – или нежелания говорящих сделать усилие, чтобы эти средства изыскать; в некоторм смысле это путь наименьшего сопротивления. В частности, калькирование – это первый признак плохого перевода и вообще недостаточного владения языком. Наоборот, хорошее знание языка предполагает умение выражаться «идиоматично», т.е. знание готовых словосочетаний иностранного языка, позволяющее избежать калькирования (т.е. пословного перевода) конструкций родного языка. Так, В.Набоков, пародируя немецкую речь русских эмигрантов, вкладывает в их уста фразы вроде Wenn Sie so, dann ich so, und Pferd fliegt – пословный перевод русского Раз Вы так, то я так, и конь полетел. Это фраза главного героя романа «Пнин», относящаяся к шахматной партии, в русском оригинале которой использовано идиоматическое выражение раз Вы так (имеется в виду – «сделали такой ход») и весьма нетривиальное переносное значение глагола полететь («выйти из строя»): такая калька, очевидно, имеет мало шансов на успех.

    Аналогичная проблема возникает и при пользовании родным языком у людей, долго живущих в иноязычном окружении. Труднее всего в таких случаях оказывается избежать едва уловимых семантических калек – таких, например, как употребление слова друг в значении, соответствующем англ. boy-friend, пригласить в значении, напр., франц. inviter, т.е. практически «заплатить <за обед, билет в театр и т.п.>», забрать <кого-то> в значении, соответствующем нем. abholen, т.е. «т.е. приехать <за кем-то на машине>» и т.п.

    Семантическое калькирование не всегда можно отличить от сходного, но независимого семантического развития, так как существуют семантические переносы, которые являются регулярными и даже, возможно, универсальными. Таков, по-видимому, переход от значения «женщина» к значению «жена», от «средний» к «плохой», от «прозрачный» к «понятный», от «несомненно» к «вероятно» и многие другие. Во многих европейских языках имеются слова со значением «понять», возникшим на основе метафорического переосмысления идеи «схватить» – как в лат. слове concipio, русском понять, немецком begreiffen, итал capire; этот смысловой переход воспроизводится в разговорном языке и в других словах: франц. saisir, англ. to catch, to capture русск. разговорное уловить и т.д.