Содержание статьи
    Также по теме

    КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

    КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ, множество языков, не родственных индоевропейской, алтайской, уральской или семитской семьям, на которых говорят ок. 7 млн. человек. Интенсивные полевые исследования в первые десятилетия 20 в. позволили выделить около 40 отдельных языков. Из них только на грузинском говорит более 3 млн. человек; на мегрельском, аварском, адыгейском, кабардино-черкесском, чеченском, ингушском, даргинском и лезгинском говорят более 100 тыс. человек. Существуют языки, которые используются всего в нескольких селениях.

    Кавказские языки делятся на три больших группы со множеством подгрупп и ветвей. Приблизительные оценки количества говорящих, основанные на переписи 1979, далее приводятся в скобках.

    Картвельская (южная) группа разделяется на три ветви: грузинскую, включающую в себя грузинский язык (ок. 4 млн.); мегрело-чанскую, в которую входят мегрельский язык (ок. 500 тыс.), используемый в западной Грузии, и лазский язык (около 30 тыс., в основном в Турции); и сванскую, состоящую из сванского, или сванетского языка (ок. 35 тыс.), распространенного в горных долинах к северу от Кутаиси в западной Грузии.

    Абхазо-адыгская (северо-западная) группа (около 900 тыс.) включает в себя абхазский, абазинский, адыгейский, кабардино-черкесский и убыхский языки. Абхазский язык (около 100 тыс.) используется в Абхазии, на побережье Черного моря на северо-западе Грузии. На абазинском языке (примерно 35 тыс.) говорят в Карачаево-Черкесской автономной республике на юге России. Адыгейский язык (104 тыс.) распространен на юге России в Адыгейской автономной республике и в примыкающих районах Краснодарского края. На кабардино-черкесском языке (около 650 тыс.) говорят в центральных районах самого юга России, особенно в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской автономных республиках, а также в Турции. Убыхский язык (25 тыс.) более не используется на Кавказе в результате широкомасштабной эмиграции кавказских мусульман в западную Турцию во второй половины 19 в.

    Нахско-дагестанская (северо-восточная) группа подразделяется на нахскую ветвь (более 1,1 млн. до войн 1990-х годов) и дагестанскую ветвь (ок. 1,75 млн.). Нахская ветвь включает три языка: чеченский, ингушский и бацбийский. На чеченском (ок. 940 тыс. до войн) и ингушском (230 тыс.) говорят, соответственно, в Чеченской Республике и в Республике Ингушетия. Бацбийский язык используется лишь в одной изолированной деревне на западе Грузии.

    Дагестанская ветвь нахско-дагестанской группы включает в себя около 30 языков, на которых говорят на юге России, вдоль побережья Каспийского моря, в автономной республике Дагестан и примыкающих к ней районах Грузии и Азербайджана. Она состоит из трех подгрупп и трех языков, не входящих ни в какие подгруппы. Важнейшим языком является аварский (ок. 600 тыс.), используемый в основном в южном и западном Дагестане и северном Азербайджане; этот язык используется также в качестве общедагестанского. Даргинский язык (365 тыс.) применяется на юге центрального Дагестана. На лакском языке (112 тыс.) говорят на севере центрального и в юго-западном Дагестане. Все эти три языка письменные. Языки лезгинской подгруппы (более 550 тыс.) распространены в бассейне р.Самур в южном Дагестане и северном Азербайджане. В нее входят лезгинский (ок. 460 тыс.) и табасаранский язык (95 тыс.), оба письменные, а также: рутульский, агульский, цахурский, удинский, крызский, будухский, арчинский и хиналугский языки. Языки андийской подгруппы (15 тыс.) используются в долинах рек Андийская Койсу и Аварская Койсу на юго-западе Дагестана. В их число входят андийский, ботлихский, годоберинский, багвалинский (или кванадинский), тиндинский, каратинский и ахвахский языки. Языки цезской подгруппы (13 тыс.) распространены в горах юго-западного Дагестана. Это цезский (или дидойский, или цунтинский), хваршинский, гинухский, бежтинский (или капучинский) и гунзибский (или хунзахский, или нахадинский) языки. Большинство лезгинских и цезских языков используются в маленьких изолированных общинах и имеют различные диалекты, различающиеся иногда настолько сильно, что ученые рассматривают их как отдельные языки.

    Кавказские языки сильно отличаются по своей структуре от всех других языков этой части мира. Фонетическая система характеризуется относительной простотой гласных и необычайным разнообразием согласных, что можно показать на примере абазинского языка, где число согласных равно приблизительно 70. Кроме звонких и глухих или придыхательных, смычных и аффрикат, во всех этих языках есть гортанная смычка. Северные языки имеют огромное количество согласных, таких, как составные лабио-дентальные смычные, латеральные и ларингальные смычные, лабиализованные s и š, а также множество свистящих фрикативных звуков. В области морфологии в некоторых кавказских языках количество падежей в именах достигает необычайного числа, не имеющего параллелей в других известных языках; так, в табасаранском языке различается более 50 падежей (ср. 6 падежей в классической латыни или 21 в венгерском). В большинстве северо-восточных и северо-западных языков имена делятся на классы, соответствующие грамматическим родам в индоевропейских языках. В этих языках вполне обычны различия по признакам «одушевленный – неодушевленный», «человек – не человек», «женского пола – мужского пола», «достигший половой зрелости – не достигший половой зрелости» и сложные комбинации этих категорий. Однако самой сложной частью грамматик этих языков является глагол, в котором часто выражается не только лицо, время, вид и модальность, но и согласовательные классы подлежащего, прямого и косвенного дополнений.

    Только один кавказский язык имеет статус литературного уже на протяжении многих веков – грузинский, официальный язык Грузии, непрерывная литературная традиция которого восходит к 5 в. н.э.

    Попытки доказать родство всех кавказских языков не имели успеха. Родство северо-кавказских (абхазо-адыгских и нахско-дагестанских) предполагалось уже Н.С.Трубецким и было доказано С.Л.Николаевым и С.А.Старостиным (в 1994). Внешние родственные связи кавказских языков остаются предметом споров. Наиболее разработанными являются ностратическая гипотеза, связывающая картвельские языки с другими семьями Евразии, и сино-кавказская гипотеза С.А.Старостина, предполагающая родство северо-кавказских, енисейских и сино-тибетских языков. Не исключено родство северо-кавказских языков с баскским и с этрусским.

    Литература

    Иберийско-кавказские языки. – В кн.: Языки народов СССР, т. 4. М., 1967
    Языки Древней Передней Азии (несемитские). Иберийско-кавказские языки. Палеоазиатские языки. – В кн.: Языки Азии и Африки, т. 3. М., 1979
    Сравнительно-историческое изучение языков разных семей. Современное состояние и проблемы. М., 1981
    Алексеев М.Е., Старостин С.А. Комментарии к кавказоведческим работам Н.С. Трубецкого. – В кн.: Трубецкой Н.С. Избранные труды по филологии. М., 1987