Содержание статьи
    Также по теме

    КАЗАНСКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА

    КАЗАНСКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА, сложилась в конце 1870-х – начале 1880-х годов в Казанском университете. Два главных ее представителя – И.А.Бодуэн де Куртенэ и Н.В.Крушевский. Поскольку оба были поляками, принято считать Казанскую лингвистическую школу направлением польской науки. Однако существовала она в России, ее представители писали по-русски (работы И.А.Бодуэна де Куртенэ на польском и немецком языках относятся к более позднему времени), а в состав школы входили и русские ученые, ученики И.А.Бодуэна де Куртенэ, прежде всего В.А.Богородицкий (1857–1941).

    Бодуэн де Куртенэ начал преподавать в Казанском университете с 1874. В 1878 к нему присоединился Крушевский, ранее окончивший Варшавский университет. Концепция Крушевского подробно изложена в его докторской диссертации Очерк науки о языке (1883). Бодуэн де Куртенэ не оставил развернутого изложения своих идей, высказывая их часто лишь попутно в своих разнообразных по тематике статьях; к тому же в казанский период деятельности он печатался мало, а время формирования идей, высказанных им позже (например, о фонеме), не всегда легко установить.

    На Крушевского оказала заметное влияние книга Г.Пауля Принципы истории языка, главный теоретический труд младограмматизма. Крушевский воспринял от младограмматиков понятие языкового закона, которое, однако, было им значительно переосмыслено. Для младограмматиков законы могли относиться лишь к истории языка, единственному объекту научной лингвистики; законы понимались ими как очень конкретные правила развития отдельных языков или групп языков, прежде всего регулярные фонетические изменения. Крушевский понимал закон как общее правило, универсальное для всех языков, и выделял не только исторические, но и «статические» законы. Таковы «статический закон звука» («Всякий звук в одинаковых условиях акустически и физиологически приблизительно одинаков у всех индивидов данного говора и времени») и «статический закон звукового сочетания» («со звуком х может сочетаться только звук z1, но не может вовсе сочетаться звук z2». «Однообразие звука и звуковой системы, – писал Крушевский, – а также однообразие звуковых сочетаний суть единственные законы, которым подчиняется каждое без исключения слово данного языка». Динамические законы – это прежде всего законы изменений артикуляций, от них производны законы перехода звуков.

    Язык Крушевский рассматривал как одновременно физиолого-акустическое и психическое явление. Развитие языка, согласно его концепции, определяется двумя психическими ассоциациями: по сходству и по смежности; первая ассоциация укладывает слова в системы (в частности, объединяет разные формы одного слова), вторая строит слова (грамматически и семантически связанные) в ряды. Ассоциации по смежности воспроизводят слова в готовом виде, способствуют стабильности в языке; ассоциации по сходству дают возможность создавать новые слова, производить их заново. Развитие языка ученый рассматривал как «вечный антагонизм» между этими двумя силами. Многими своими идеями (разграничение «статики» и «динамики», выявление «статических законов», понимание языка как системы) концепция Крушевского предвосхищали идеи Ф. де Соссюра, а в ряд пунктов была более разработанной: так, законы исторического развития языков Соссюр понимал вполне традиционно, в духе младограмматиков.

    Концепция Бодуэна де Куртенэ казанского периода имела много точек схождения с концепцией Крушевского, но они решительно разошлись в двух пунктах. Бодуэн де Куртенэ считал язык исключительно психическим явлением и не принимал «законы», вообще скептически относясь к понятию закона в лингвистике. О более поздних взглядах Бодуэна де Куртенэ см. статью ПЕТЕРБУРГСКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА

    Активный период развития Казанской лингвистической школы продолжался чуть более десятилетия. После отъезда Бодуэна де Куртенэ из Казани в 1883, тяжелой болезни (1885) и ранней смерти (1887) Крушевского традиции школы более полувека продолжал работавший в Казани до конца жизни В.А.Богородицкий. Однако продолжателей у Богородицкого не было. Бодуэн де Куртенэ позже основал Петербургскую лингвистическую школу, отчасти подхватившую традиции Казанской школы.

    Казанская лингвистическая школа оказала влияние на русскую, польскую и чешскую науку о языке, однако ее роль в развитии мировой науки о языке оказалась меньше, чем она того заслуживала (хотя главная работа Н.В.Крушевского и была переведена на немецкий язык). Американская иследовательница Н.В.Крушевского Джоанна Уильямс-Радваньска назвала его концепцию «потерянной парадигмой».

    Литература

    Крушевский Н.В. Труды по языкознанию. М., 1999