Также по теме

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК, важнейший представитель сино-тибетской (китайско-тибетской) языковой семьи. На китайском говорят по меньшей мере 90% более чем миллиардного населения Китая, он распространен также в Индонезии, Камбодже, Лаосе, Вьетнаме, Мьянме, Малайзии, Таиланде, Сингапуре и других странах – по оценке 1989, число говорящих на китайском языке за пределами «большого» Китая, включающего Тайвань, Макао (Аомынь) и Гонконг (ныне Сянган в составе КНР), составляло примерно 50 млн. Китайской письменностью веками пользовались в таких соседних с Китаем странах, как Япония и Корея, языки которых не родственны китайскому. Для китайского, как и для большинства других сино-тибетских языков, характерно наличие смыслоразличительных тонов, моносиллабизм почти всех простых слов и – в большей степени, чем для других языков этой семьи, – почти полное отсутствие словоизменительных аффиксов.

Диалекты.

В современном китайском языке выделяют девять групп диалектов. Диалекты шести из этих групп распространены в прибрежных и центральных районах: 1) диалекты у – в районе городов Шанхай и Нинбо; 2) северноминьские диалекты – в районе города Фучжоу; 3) южноминьские диалекты – в районе городов Сямынь (Амой), Шаньтоу (Сватоу) и на Тайване; 4) диалекты хакка – в районе города Мэйсянь, на северо-востоке провинции Гуандун и на юге провинции Цзяньси; 5) кантонский – в центральной и восточной части провинции Гуандун, в том числе в городе Гуанчжоу (Кантон); 6) диалекты сян – в провинции Хунань. Эти шесть групп диалектов распространены примерно на четверти территории Китая, на них говорит треть китайскоязычного населения страны. Друг от друга, а также от северных диалектов, на которых говорят на остальной территории страны, эти группы отличаются примерно в такой же степени, в какой нидерландский язык отличается от английского или итальянский от французского.

Кроме того, существуют три подгруппы северных диалектов (в западной традиции называемых мандаринскими): северная, включающая диалект Пекина, а также южная и центральная, на которых говорят, в частности, в городах Нанкин и Чунцин. Эти подгруппы различаются примерно так же, как английский язык Новой Англии в США и Австралии, и поэтому они зачастую взаимопонимаемы. Общепринятый нормативный китайский, или общенациональный язык путунхуа, основан на диалекте Пекина (иначе Бейцзина, как по настоянию китайцев стало воспроизводиться на Западе название столицы Китая).

Фонетическая система.

Путунхуа имеет довольно простую фонетическую систему. За немногими исключениями, каждая минимальная значащая единица в китайском языке равна слогу, состоящему из инициали (начальнослогового согласного), финали (остальная часть слога за вычетом инициали) и тона. Любой из гласных i, u и ь может выступать также в качестве неслогового гласного, или медиали – элемента, занимающего позицию между инициалью и слогообразующим гласным; i и u (или o) возможны также в самом конце слога после слогообразующего гласного. Таким образом, существуют дифтонги типа ia, uo, ai, ei и трифтонги типа uai и iao.

Единственные существующие конечнослоговые согласные – это -n и -ng, а также в сравнительно немногих словах -r и -m (наличие таких слов в большинстве словарей не отражено, но они встречается в речи в случае выпадения гласных при беглом произношении). В китайском языке не может быть слов, фонетический облик которых был бы подобен русским плеск, скос или свищ.

Тоны.

Наиболее характерной чертой китайского языка является наличие тонов, представляющих собой определенное движение или сохранение определенной высоты голосового тона во время произнесения слога. Каждое корневое слово в путунхуа имеет один из четырех тонов, которые обозначаются в этой статье надстрочными цифрами: первый тон – высокий ровный: yao1 'поясница'; второй тон – восходящий от среднего уровня к высокому – yao2 'качать'; третий тон – низкий понижающийся, а затем восходящий до среднего уровня – yao3 'кусать'; четвертый тон – падающий от высокого уровня к низкому – yao4 'хотеть'. Третий тон меняется на второй, если следующий слог тоже имеет третий тон; если же следующий слог имеет какой-либо другой тон, то третий тон произносится просто как низкий падающий, не повышаясь затем до среднего уровня; не изменяется третий тон только перед паузой или в конце фразы. Фактическая высота и степень повышения или понижения тонов зависит от конкретного человека, от высоты его голоса и от контекста. В безударном положении слог может быть бестоновым, т.е. противопоставление по тону может быть нейтрализовано (как правило, безударны и лишены тона грамматикализованные элементы). См. также СЛОГ; ПРОСОДИЯ ЛИГВИСТИЧЕСКАЯ.

Системы алфавитной записи.

Первые попытки создания алфавитной письменности для китайского языка были предприняты христианскими миссионерами еще в 17 в. Однако большинство алфавитов, созданных миссионерами для конкретных диалектов китайского языка, не получили широкого распространения. В первой половине 20 в. известность получили так называемый «романизированный алфавит», разработанный в 1926–1928 группой ведущих китайских лингвистов, и алфавитная письменность на основе латинской графики, созданная в 1928–1931 в Советском Союзе российскими и китайскими учеными в рамках программы по ликвидации безграмотности среди китайского населения Дальнего Востока (по данным переписи 1926, в СССР проживало около 100 тыс. китайцев). Второй из этих двух латинизированных алфавитов ориентировался не на пекинский диалект, а на группу диалектов Северного Китая, различающих мягкие и твердые согласные. В СССР он применялся до 1936. В дальнейшем бóльшая часть китайского населения СССР была репатриирована, что означало конец одного из самых широких экспериментов по распространению латинизированной письменности для китайского языка.

Из многих алфавитных систем, разработанных для записи китайского языка, долгое время наиболее употребительной являлась система Уэйда-Джайлса (учитывавшая созданные ранее латинизированные алфавиты). В несколько измененной форме она применялась в изданиях общего характера, в том числе в газетах, атласах и т.п., и до 1979 использовалась в КНР в изданиях, предназначенных для распространения за рубежом. Однако впоследствии другой латинский алфавит – пиньинь, официально принятый в Китае в 1958, стал все шире использоваться в самых различных целях: для обучения иероглифам; в телеграфии; в системе чтения и письма для слепых; в прессе для передачи имен собственных; для записи некоторых языков национальных меньшинств; при обучении населения общенациональной форме китайского языка. Считается, что пиньинь явился прямым наследником латинизированного алфавита китайского языка, разработанного в начале 1930-х годов советскими и китайскими лингвистами (основное отличие – обязательное обозначение тонов, что связывает его с национальным языком путунхуа). Хотя в основе системы письма Уэйда-Джайлса и алфавита пиньинь лежат одни и те же лингвистические принципы, в последнем была предпринята попытка сократить или устранить использование дефисов внутри слов и диакритических помет, а также везде, где можно, передавать один звук одной буквой вместо использования сочетаний согласных букв.

В России для передачи китайских слов помимо пиньинь часто используют кириллическую транскрипционную запись. Таким образом, имя, которое в системе Уэйда-Джайлса записывалось как Ch'ü Ch'iu-pai, а в кириллической транскрипции – как Цюй Цюбай, при записи в пиньине выглядит как Qu Qiubai. В настоящее время большинство ученых в мире (исключение составляют работы тайваньских и ряда американских лингвистов) для фонетической записи китайского языка используют алфавит пиньинь.

В приведенной ниже таблице показано, как записываются конкретные финали и инициали в пиньинь, в системе Уэйда-Джайлса и в кириллической транскрипции; в некоторых случаях даются пояснения.