Содержание статьи

    КЛИШЕ РЕЧЕВЫЕ

    КЛИШЕ РЕЧЕВЫЕ, застывшие речения, осознаваемые как несвободные (т.е. воспроизводимые целиком) всеми носителями языка. В лингвистической теории приблизительно в том же значении употребляются следующие термины: речевые стереотипы, идиомы, фразеологизмы, штампы, групповые шаблоны, излюбленные обороты, стереотипизированные обороты и т.д. Все эти речевые явления составляют некое понятийное поле, к которому приближаются паремии, крылатые слова, цитаты, афоризмы, максимы.

    Различают парадигматический и синтагматический аспекты изучения клише.

    О парадигматическом аспекте речь идет при сопоставлении обрядовых формул, речевых шаблонов какой-либо социальной (возрастной) группы, фразеологизмов, объединенных общей темой, стереотипов речевого поведения этносов и под. В этом случае исследователь получает ответ на вопросы: что описывают клише?, какие именно клише?, какова их структура?

    Синтагматический аспект функционирования клише связан с механизмами их инкорпорирования в «свободную речь». При этом надо иметь в виду, что наша речь с определенной точки зрения никогда не бывает полностью «свободной». Такие фразы, как Он не подал мне руки; Она потупила взор; С ума сойти; Разрешите с Вами не согласиться; Сегодня, по-моему, холодно, в диалогах могут встречаться чаще, чем Собаку съесть; Баклуши бить или До лампочки! В вопросе о том, где граница между свободой и несвободой в выборе речевых фрагментов при порождении речи, существует простой, но доказательный критерий. Дело в том, что клише является перцептивно маркированным: это значит, что говорящий вводит фрагмент-клише как чужую речь, и при этом как он сам, так и слушающий это ощущают. Поэтому и Счастливые часов не наблюдают, и Командовать парадом буду я, и Знаешь что, давай подробности! равно продуцируются как кусочки чужого текста.

    Функции клише в речи пока должным образом не изучены. Но, несомненно, одной из функций является демонстрация социальной включенности говорящего. Например, если человек вдруг скажет в ответ на сообщение о чьей-то поездке в Европу: «Европа священных камней...», станет ясно, что он – слушатель радиостанции «Свобода». Различают четыре модели употребления клише в соответствии с отношением к оппозиции СВОЙ – ЧУЖОЙ: свое для чужого, свое для своего, чужое для своего, чужое для чужого.

    Другая функция клише – знак согласия или знак протеста. В зависимости от социолингвистических условий одно и то же клише, вроде Согласно пожеланиям трудящихся, в речи номенклатурных функционеров советской эпохи могло быть позитивно-нейтральным компонентом, а в речи демократической интеллигенции – стереотипом отталкивания, протеста. Если же клише употребляется как знак согласия, оно выполняет функцию указания на то, что говорящий принадлежит к некоей социальной группе. «Я – ваш!» или «Я – из такой-то группы». Поэтому много общих клише-стереотипов имеется в языке молодежи («молодежное арго»): молодежь, до социального распада конкретных «стай», максимально конформна, особенно «тинейджерская» ее часть.

    Адресат, как правило, воспринимает клише адекватным образом, но возможны два типа исключений: 1) рецепиент воспринимает отдаленный по времени или переведенный с другого языка текст и не может «распознать» введенные блоки-клише; 2) рецепиент принадлежит к иной социальной группе, и тем самым функции клише не выполняются.

    В соответствии с этим одну из причин возникновения паремийных клише (т.е. клише типа пословиц) можно видеть в потребности не только объяснить мир, но и избавить человека от ощущения неплотно вокруг него сформированной социальной среды. Эту функцию прежде всего выполняют пословицы, которые, в отличие от загадок (относящихся к архаическому пласту языкового сознания и направленных на объяснение мира), ориентируются на социализацию человека. Эту же функцию выполняют и так называемые «автонимические» загадки типа От чего утка плавает? (ответ: От берега); Что находится в середине Парижа? (ответ: Буква «р») и под., которые, как правило, загадываются в среде детей и подростков: маскируясь под шутки, они часто служат средством унижения «непосвященных».

    Существует деление клише-стереотипов на речевые, коммуникативные и речементальные.

    Под речевым стереотипом понимается отрезок высказывания (или целое высказывание), включенное в контекст, представленный «свободными» компонентами высказывания (или целыми высказываниями). Клише в широком смысле выделяется именно потому, что оно соответствующим образом воспринимается. Таким образом, речевое клише-стереотип всегда вносит в высказывание дополнительную смысловую строку, если оно входит в отношения синтагматического контраста с неклишированными компонентами. Именно поэтому так убога была речь Эллочки Щукиной (Двенадцать стульев Ильфа и Петрова), которая состояла из одних только стереотипов, причем ничему не противопоставленных. «Вторая жизнь» этих стереотипов началась много позднее, когда цитирование «Ильфа и Петрова» стало на какой-то период средством, социализирующим определенную группу.