Содержание статьи
    Также по теме

    КРЕОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ

    КРЕОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ, или креолы, языки, формирующиеся в результате развития пиджинов. В определенной ситуации пиджин может стать единственным языком сообщества, члены которого достаточно тесно связаны между собой, и начать обслуживать все (а не только некоторые, скажем, общение при торговле) коммуникативные потребности этого социума – в частности, использоваться как язык внутрисемейного общения. При этом для нового поколения такой пиджин становится родным, а часто и единственным языком. Этот процесс называется нативизацией, или креолизацией пиджина, а новая ступень развития контактного языка – креолом. Термин «креол» восходит к возникшему в Бразилии португальскому выражению crioulo, первоначально обозначавшему африканского раба, родившегося в Америке.

    Являясь вспомогательным языком, пиджин обладает незначительным по объему словарем и упрощенной грамматикой; в зависимости от родных языков говорящих он распадается на различные этнолекты (этнические диалекты), специфика которых проявляется в словаре, грамматике и фонетике. В процессе креолизации эти различия нивелируются, увеличивается словарный состав, усложняются фонетическая и грамматическая структуры, хотя, как правило, они тоже остаются относительно простыми – что, впрочем, кажется естественным связать с недолгим временем существования тех известных науке языков, креольское происхождение которых не вызывает сомнений. Поскольку креолизация представляет собой процесс, причем многосторонне обусловленный и обратимый, трактовка некоторых промежуточных его стадий (еще пиджин или уже креол) может вызывать затруднения.

    В настоящее время в мире насчитывается свыше шести десятков креольских языков, что в несколько раз превосходит число существующих пиджинов (в названии креольского языка может в той или иной форме присутствовать слово «пиджин», отражая предшествующее положение дел). Общее число говорящих на креольских языках оценивается примерно в 30 млн. Большинство креольских языков возникли в результате развития пиджинов на основе западноевропейских языков, однако имеется и некоторое количество пиджинов на неевропейской основе, например значительные по числу говорящих креольские языки китуба в Заире (5 млн. говорящих) и мунукутуба в Народной Республике Конго (ок. 1,5 млн. говорящих; оба на основе языка конго), джубайский арабский в Судане и некоторые другие. Процессы креолизации играли и продолжают играть заметную роль в истории развития крупнейшего африканского языка суахили.

    Процесс креолизации пиджинов происходил в разных социальных условиях: в смешанных семьях, возникавших в береговых европейских укреплениях, на плантациях, а также среди беглых рабов, во многом воспроизводивших традиционные африканские культуры в условиях Нового Света. Источники словарного и структурного обогащения в этих случаях оказывались различными: в одних случаях язык-лексификатор (тот, из которого происходила большая часть словарного состава пиджина) продолжал оказывать влияние на складывающийся креольский язык, в других это воздействие полностью отсутствовало. Многое в судьбе креольского языка зависело и от динамики демографической ситуации на ранних этапах его развития: если такой язык уже обладал развитым словарем и стабильной грамматикой, но число тех, кому он стал родным, было невелико, вновь усваивавшие его люди привносили новую лексику и расшатывали сложившиеся стандарты фонетики и грамматики. В результате этого мог начаться процесс декреолизации, обратного превращения в пиджин. Поскольку в контакт вступали новые языки, словарные и грамматические новшества могли оказаться очень существенными; важное значение имела и степень воздействия на креол официальных языков соответствующих территорий.

    Наиболее известные группы связанных по происхождению креольских языков расположены по обоим берегам Атлантического океана. Здесь начиная с эпохи Великих географических открытий возникали пиджины на португальской, испанской, голландской, французской, английской основе. К ним восходит более трех десятков современных креольских языков Вест-Индии, Южной Америки, западного побережья Африки.

    Несмотря на то, что история этих языков насчитывает 3–4 столетия, уровень взаимопонимания между креолами и соответствующими языками-лексификаторами невелик. Наглядное представление об этом дает перевод на ряд англо-креольских языков Атлантики английской фразы The dog of the man who lives in that house is named King 'Собаку человека, который живет в этом доме, зовут Кинг'.

    Сарамаккан di dagu fu di womi dati di libi n a wosu de a king
    Гайянский a man wa liv a da hous dag neem king
    Ямайский di maan wa lib iina da hous daag nyem king
    Барбадосский di dog da’ bilong tu di man da’ liv in da’ hous, i neem king
    Крио di man we tap na da os dog nem king

    Из этих языков наиболее сложной была история крио и сарамаккана. Крио распространен в Сьерра-Леоне, где служит родным для полумиллиона человек. Креолизация английского пиджина в районе современного Фритауна началась, вероятно, вскоре после основания здесь в 1663 английского форта; к концу 18 в. численность афро-европейских мулатов превышала 10 тыс. В это время сюда тремя партиями было переселено около 2 тыс. бывших рабов, получивших свободу за участие на стороне британцев в войне североамериканских колоний за независимость, к которым в 1800 добавилось еще 550 переселенцев с Ямайки. Англокреольские языки, которыми пользовались эти репатрианты, должны были заметно отличаться от местного. После отмены работорговли в Великобритании в 1807 сюда доставлялись все освобожденные английским флотом негры, незаконно переправляемые через Атлантику; большинство этих африканцев (более 7 тыс. человек) говорили на языке йоруба, который оказал заметное влияние на крио. С распространением к концу 18 в. крио в глубь материка (естественно, в форме пиджина) он подвергся влиянию местных языков.

    Еще сложнее история сарамаккана. С середины 17 в. на британских плантациях в будущем Суринаме складывается пиджин на английской основе, но вскоре туда прибывают переселенцы из Бразилии вместе с рабами, говорившими на креолизовавшемся португальском пиджине. В процессе контактов складывается англо-португальский пиджин, который, однако, не успевает приобрести единообразную стабильную структуру, поскольку идет постоянный приток новых рабов из Африки. С 1690, уже при голландской администрации, начинаются массовые побеги рабов с побережья в джунгли. Среди них и формируется в начале 18 в. новый креольский язык сарамаккан (сейчас на нем говорят ок. 20 тыс. так называемых «лесных негров»). В основном словарном фонде этого языка преобладает английская лексика, но много слов и португальского происхождения, есть и слова, восходящие к многочисленным родным африканским языкам рабов, а также к голландскому. Вот как выглядит на сарамаккане первый десяток единиц так называемого стословного списка Сводеша в сравнении с английским (соответствующие английские слова приведены в скобках; слова сарамаккана, восходящие к английским, выделены полужирным шрифтом, к португальскому – курсивом, к голландскому – подчеркиванием): hii (all) 'весь', sindja (ashes) 'зола/пепел', kakisa (bark) 'кора', bee (belly) 'живот', bigi/gaan (big) 'большой', fou (bird) 'птица', njan (bite) 'кусать', baaka (black) 'черный', buuu (blood; соответствующее слово языка самараккан восходит не к английскому, а к голландскому bloed) 'кровь', bonu (bone) 'кость'.