Содержание статьи
    Также по теме

    КРЕОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ

    В других районах процесс креолизации шел иными путями. Система резерваций, получившая развитие в Северной Америке и Австралии, привела к объединению в них разноязычных народов. В одной из резерваций Орегона ведущим средством общения представителей 15 племен стал пиджин, известный как «чинукский жаргон» (на основе индейских языков чинук и нутка). Почти все вновь образовывавшиеся семьи были смешанными. Шаваш-вава («индейский разговор»), как стал называться креолизовавшийся пиджин, для большинства детей стал родным, хотя с возрастом все усваивали и нормативный английский. Сходным путем шла креолизация английского пиджина в Северной Территории Австралии. В поселках при англиканских миссиях селились аборигены разных племен, местный пиджин превратился в основное средство общения, а затем креолизовался. Сейчас этот новый язык, получивший название криол, является основным средством общения примерно для 10 тыс. человек и функционирует более чем в ста поселениях. Он стал использоваться в школьном обучении и в радиовещании.

    Совершенно по-иному складывалась судьба группы родственных английских пиджинов, функционировавших среди плантационных рабочих-меланезийцев в северо-восточной Австралии и Меланезии. Эти пиджины были достаточно развиты, однако смешанные браки были здесь скорее исключением. Тем не менее по возвращению на родину меланезийцы Новой Гвинеи, Соломоновых островов и Новых Гебрид широко пользовались пиджинами в межэтническом общении. Позднее их стала использовать колониальная администрация и миссионеры. В городских центрах пиджины постепенно становились основными языками общения, но процесс их креолизации шел довольно медленно. В настоящее время наиболее развитые из этих языков (ток-писин в Папуа – Новой Гвинее и бислама в Вануату) получили официальный статус, используются в средствах массовой информации, в школе, на них создается художественная литература, но доля тех, для кого они стали родными и единственно известными языками, все еще невелика.

    На эволюцию сложившегося креола важнейшее влияние может оказывать постоянный контакт с соответствующим языком-лексификатором, особенно в тех случаях, когда креольский язык непрестижен и не имеет официального статуса. В этом случае стандарт креольского языка размывается и, наряду с «ортодоксальным» креолом, возникают формы речи, промежуточные между ним и языком-лексификатором. Таков, например, перевод простой английской фразы I gave him 'Я ему дал' в разных вариантах гайянского креола: A giv im; A giv ii; A did giv hii; Mi di gi hii; Mi bin gi ii.

    Типологическая специфика креольских языков объясняется их относительно недавним происхождением из пиджинов: все они отличаются сравнительно простыми фонологическими системами и довольно высокой степенью аналитизма. Нередко в креолах сохраняются и следы лексической бедности, свойственной их предшественникам-пиджинам, например, антонимичные прилагательные часто образуются при помощи отрицания ('плохой' передается как 'не-хороший', 'тупой' как 'не-острый' и т.п.), ср. 'плохой': ток-писин nogut, сранан no bun, 'тупой': ток-писин nosap, гаитянск. pa file.

    Изучение креольских языков, равно как и пиджинов, началось в конце 19 в., однако долго находилось на периферии лингвистической науки. Положение стало меняться в 1950-х годах после выхода книги У.Вайнрайха Языковые контакты (рус. пер. 1979) и особенно с 1970-х годов, когда представители ряда направлений лингвистики пришли к осознанию того, что процессы пиджинизации и особенно креолизации языков могут послужить важным источником сведений о происхождении языка и прежде всего о формировании грамматических категорий. Значительную роль в возникновении такого интереса сыграли, в частности, исследования Д.Бикертона и интерпретация их результатов в теоретических работах американского функционалиста (см. ФУНКЦИОНАЛИЗМ В ЛИНГВИСТИКЕ) Т.Гивона. Развитие креолистики реанимировало также давнюю (еще в 19 в. ею активно занимался Г.Шухардт), но в течении некоторого времени считавшуюся  в сравнительно-историческом языкознании практически «закрытой» (не в последнюю очередь в силу ее неадекватной и во многом спекулятивной постановки в рамках «нового учения о языке» Н.Я.Марра) проблему соотношения дивергентных (расхождение языков) и конвергентных (их схождение) процессов в истории формирования языков и диалектов мира.

    Литература

    Новое в лингвистике, вып. VI. Языковые контакты. М., 1972
    Вайнрайх У. Языковые контакты. Киев, 1979
    Возникновение и функционирование контактных языков. М., 1987
    Дьячков М.В. Креольские языки. М., 1987
    Беликов В.И. Пиджины и креольские языки Океании. М., 1998