Содержание статьи

    КУРИЛОВИЧ, ЕЖИ

    КУРИЛОВИЧ, ЕЖИ (Kurylowicz, Jerzy, фамилия изредка передается как Курылович в соответствии с польским произношением) (1895–1978), польский лингвист. Родился 14 августа в Станиславе (Станиславуве; ныне Ивано-Франковск, Украина). Учился во Львове (с перывами), в Вене и у А.Мейе в Париже. В 1926–1946 – профессор Львовского университета, некоторое время работал в СССР. В 1946 переехал в Польшу, в 1946–1948 – профессор Вроцлавского университета, в 1948–1965 – Ягеллонского университета в Кракове. Преподавал также в Гамбурге, в Мичиганском и Гарвардском университетах (США). Член Польской академии наук и письменностей с 1931 и Польской академии наук с 1952; почетный член ряда иностранных академий и почетный доктор нескольких университетов Европы и США. Умер Курилович в Кракове 28 января 1978.

    Большинство работ Куриловича посвящено индоевропеистике, а также семитологии. Среди его книг – Индоевропейские этюды (Études indoeuropéennes, 1935); Акцентуация индоевропейских языков (L'accentuation des langues indoeuropéennes, 1952); Апофония в индоевропейском языке (L'apophonie en indoeuropéen, 1956); Апофония в семитских языках (L'apophonie en sémitique, 1961); Словоизменительные категории индоевропейского языка (The Inflectional Categories in Indo-European, 1964). Курилович много занимался проблемами реконструкции индоевропейского ударения, частично подтвердил на хеттском материале ларингальнум гипотезу Ф. де Соссюра.

    Общелингвистические работы Куриловича невелики по количеству и объему, но значительны по содержанию. Большинство их собрано в книге Очерки по лингвистике (Esquisses linguistiques, 1960, рус. пер. 1962). Не примыкая ни к одному из направлений структурной лингвистики, Курилович был связан и с Пражским лингвистическим кружком, и с глоссематикой, печатался в изданиях обоих направлений и фактически был, наряду с Э.Бенвенистом, крупнейшим «одиночным» представителем европейского структурализма; более того, разработанный им метод так называемой внутренней реконструкции, т.е. восстановления предшествующего состояния некоторого языка на основании имеющихся в нем аномалий, не укладывающихся в современную систему и являющихся следами системы прежней, был наиболее значительным вкладом структурализма в историческое языкознание. С глоссематикой Курилович сближался в представлении о построении лингвистики как системы аксиом и правил вывода по образцу математики. Подобно лидеру глоссематики Л.Ельмслеву ученый рассматривал лингвистику как часть семиотики и выдвигал идею о структурном сходстве свойств разных уровней языка. В частности, в работе Лингвистика и теория знака (1949) Курилович отмечал структурную близость сходство таких, казалось бы, разноплановых единиц, как слог и предложение: роль гласного в слоге аналогична роли сказуемого в предложении, роль начальнослоговых согласных – роли подлежащего и т.д. В этой же работе Курилович предложил закон языкового знака, также проявляющийся на разных уровнях языка: «Чем уже сфера употребления, тем богаче содержание (смысл) понятия; чем шире употребление, тем беднее содержание понятия». Этот закон Курилович связывал с введенными пражцами понятиями маркированности и немаркированности знака: например, в русском и польском языках сфера употребления звонких согласных уже, чем глухих, например, на конце слова возможны лишь глухие; в то же время содержание звонкости богаче, так как звонкость – положительный признак (наличие голоса), а глухость – лишь его отсутствие. В то же время Курилович не считал, в отличие от глоссематиков, язык системой чистых отношений, полагая необходимым учет звуковой природы языка и связь теории с анализом конкретных фактов. Подчеркивал роль социального фактора в языке, который, согласно Куриловичу, не является чем-то внешним по отношению к языковой системе, но необходимо с ней связан. Разрабатывая фонологические понятия, введенные Пражским лингвистическим кружком, Курилович указывал, что анализ дифференциальных признаков фонем, необходимых для целей смыслоразличения, недостаточен, поскольку социально значимый характер имеют и другие признаки.

    Курилович рассматривал также вопрос причин языковых изменений, указывая, что внутренние, структурные закономерности лишь определяют множество потенциально возможных вариантов развития системы, но выбор одного из этих вариантов обусловлен социальными причинами.

    К числу других получивших широкую известность результатов ученого относятся также предложенная им классификация падежей, различающая так называемые грамматические и конкретные падежи и ставшая, наряду с теориями Л.Ельмслева, Р.Якобсона и Ч.Филлмора (р. 1929) одной из основных трактовок семантики падежа, а также различие между синтаксической и семантической деривацией.