Содержание статьи
    Также по теме

    МЛАДОГРАММАТИЗМ

    МЛАДОГРАММАТИЗМ, ведущее направление в мировой лингвистике 1870–1910-х годов. Младограмматики в узком смысле – это школа немецких ученых, выдвинувшихся в 1870-х годах: А.Лескин (1840–1916), Б.Дельбрюк (1842–1922), Г.Пауль (1846–1921), Г.Остхоф (1847–1909), К.Бругман (1849–1919); первоначальным центром младограмматизма был Лейпцигский университет, позднее это направление стало господствующим в большинстве немецких университетов. Само название «младограмматики» (нем. Junggrammatiker) первоначально было иронически употреблено Ф.Царнке, немецким филологом старшего по отношению к этим ученым поколения, однако К.Бругман подхватил его и превратил в самоназвание научного направления; под ним оно и вошло в историю языкознания.

    Если понимать младограмматизм более широко, то к нему можно отнести многих ученых, современных школе младограмматиков и близких к ним по идеям: В.Томсена (1842–1927) и К.Вернера (1846–1896) в Дании, Г.И.Асколи (1829–1907) в Италии, А.А.Шахматова (1864–1920) и А.И.Соболевского (1856–1929) в России и некоторых других. Частично разделяли взгляды младограмматиков, но расходились с ними по некоторым вопросам У.Д.Уитни (1827–1894) в США, Ф.Ф.Фортунатов (1848–1914) в России, А.Мейе (1866–1936) во Франции и др.

    Оставаясь в русле доминировавшей в 19 в. историцистской познавательной установки, младограмматики сохранили присущие лингвистике 19 в. представления о языкознании как исторической науке и о сравнении родственных языков как главной задаче лингвистических исследований. По основной специализации все ведущие младограмматики были индоевропеистами, хотя некоторые их современники пытались применить младограмматическую методику к сравнительно-историческому изучению и других языковых семей, в частности семитской, тюркской, уральской. В то же время младограмматики были позитивистами по своему мировоззрению и отказывались от каких-либо обобщений, непосредственно не опирающихся на факты, к которым были склонны их предшественники, прежде всего А.Шлейхер. Они отказались, в частности, от изучения происхождения языка, общих закономерностей языкового строя, единственной научной классификацией языков признавали генетическую.

    Младограмматики сознательно ограничивали свои задачи анализом конкретных фактов, относящихся к истории языков, и первичным обобщением этих фактов. Изучение языков вне их истории, в том числе языков современных, они рассматривали как чисто «описательное», не способное что-либо объяснить. В то же время они больше, чем их предшественники, обращались к описанию современных языков и диалектов с целью обнаружения в них не нашедших отражения в письменных памятниках явлений, позволяющих реконструировать историю языковых групп и семей. Младограмматики обращали большое внимание на точность и четкость методики исследований. Сравнительно-исторический метод, позволяющий с высокой степенью надежности реконструировать древние, не засвидетельствованные в памятниках языковые состояния, формировался в течение большей части 19 в. несколькими поколениями ученых, но именно младограмматики в основном завершили его создание, доведя свои исследования до уровня строгости, уникального для гуманитарных наук 19 – начала 20 вв.

    Конечной целью исследований младограмматиков, как и их предшественников, была реконструкция праязыка для индоевропейской семьи, от которого через ряд промежуточных состояний произошли современные индоевропейские языки. Однако, в отличие от А.Шлейхера, они уже не претендовали на восстановление реально существовавшего языка, понимая, что многое в нем воссозданию не поддается. Наиболее четко позитивистскую точку зрения на праязык выразил А.Мейе: праязык – лишь совокупность соответствий между языками, которые признаются родственными; эти соответствия как-то отражают реальность, однако лингвистика не может ничего сказать об этом отражении.

    Как и другие языковеды 19 в., младограмматики стремились проследить путь исторического развития тех или иных корней и форм языка от праязыкового состояния до современности. Основное внимание при этом обращалось на изучение звукового развития, выявление правил звуковых изменений, а также объяснение исключений из этих правил. В связи с этим младограмматики сохранили введенное А.Шлейхером понятие языкового закона. Согласно их представлениям, каждое звуковое изменение происходит механически, по законам, не знающим исключений, во всех словах, в которых имеется данный звук (исключения из действия законов возможны либо при действии какого-то другого закона, ограничивающего данный закон, либо при изменении слов по аналогии: в числительном девять в славянских языках начальный звук не закономерен; ср. романские и германские языки, где соответствующие числительные начинаются с носового; по-видимому, в славянских языках числительное изменилось по аналогии с десять).

    Младограмматики пытались устанавливать определенные закономерности и в развитии грамматики, и в развитии значений слов. Однако здесь им не удалось установить столь же строгие законы, как в области исторической фонетики. Младограмматики принципиально ограничивались выяснением звуковых переходов в истории языков, отказываясь от попыток объяснения причин этих переходов. Звуковые и другие изменения они рассматривали изолированно друг от друга, не стремясь рассмотреть систему языка в целом.

    Стремясь к строгости сравнительно-исторического метода, младограмматики редко пытались строить какую-либо лингвистическую теорию; Б.Дельбрюк считал, что хорошее описание конкретного языка может быть совместимо с любой теорией. Единственным трудом общетеоретического характера в школе младограмматиков была книга Г.Пауля Принципы истории языка (1880; русский перевод 1960). В этой книге обосновывается исторический подход к языку и высказывается особое представление о языке. По мнению Пауля, язык – явление индивидуальной психики: «Мы должны признать, что на свете столько же отдельных языков, сколько индивидов... Когда мы объединяем языки других индивидов в одну группу и противопоставляем ей языки других индивидов, мы всегда отвлекаемся от одних различий и принимаем в расчет другие. Здесь есть где разгуляться произволу». Язык индивида – психическая реальность, он непрерывно изменяется. Изменения происходят лишь внутри психических организмов, и изменение языка – всего лишь метафора; однако некоторые изменения постепенно закрепляются у всех или подавляющего большинства индивидов. С такой точкой зрения не были согласны А.Мейе и другие французские лингвисты, подчеркивавшие социальный характер языка.

    К началу 20 в. обозначился кризис младограмматизма, слишком сужавшего объект лингвистики, отказывавшегося от объяснения многих фиксировавшихся им фактов. Идеи младограмматиков критиковали с разных позиций: одни ученые (К.Фосслер и др.) развивали игнорировавшиеся младограмматиками идеи В. фон Гумбольдта, другие (в частности, Г.Шухардт) стремились преодолеть кризис сближением лингвистики с историей, археологией, этнографией и другими науками. Наиболее научно плодотворной оказалась критика младограмматизма, с которой еще в 80-х годах 19 в. выступили Н.В.Крушевский и (менее последовательно) И.А.Бодуэн де Куртенэ, а в начале 20 в. – Ф. де Соссюр. Эти ученые, в частности, выдвинули идеи об изучении закономерностей языка, не связанных с его историческим развитием, о системном исследовании языка. Идеи этих лингвистов, прежде всего Ф. де Соссюра, стали основой лингвистического структурализма (см. СТРУКТУРАЛИЗМ). Выход в свет в 1916 Курса общей лингвистики Соссюра стал концом эпохи младограмматизма в языкознании. Однако в области реконструкции праязыков и изучения исторического развития конкретных языков методика младограмматиков, а зачастую и их теоретические идеи имеют распространение вплоть до нашего времени.

    Литература

    Томсен В. История языкознания до конца XIX века. М., 1938
    Кацнельсон С.Д. Вступительная статья. – В кн.: Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960
    Звегинцев В.А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях, ч. 1–2. М., 1964–1965
    Алпатов В.М. История лингвистических учений. М., 1998