Содержание статьи
    Также по теме

    МОРДОВСКИЕ ЯЗЫКИ

    МОРДОВСКИЕ ЯЗЫКИ (мокшанский и эрзянский), входят в волжско-финскую группу финно-угорских языков уральской языковой семьи. Носителями этих языков являются представители двух этнических групп, именуемых эрзяне и мокшане. Исторически к эрзянам относились также терюхане, окончательно обрусевшие в начале 20 в. и утратившие свой язык, но продолжающие считать себя мордвой, и каратаи, перешедшие на татарский язык, но также сохранившие мордовское этническое сознание (татары зовут их мукшилар, т.е. «мокшане»). Русские называют мордвой представителей всех этих четырех этнических групп, хотя в самих мордовских языках это слово (впервые зафиксированное в форме Mordens в 6 в. н.э. у западного историографа Йордана) как этноним не сохранилось. Представители этнической группы шокша, называющие себя эрзя, говорят на диалекте, испытавшем сильное влияние мокшанского языка; в последнее время принято говорить об изолированном шокшинском диалекте эрзянского языка наряду с четырьмя другими диалектами. В мокшанском языке выделяют три диалекта. В Мордовии проживает лишь 28,9% (от 1 153 987 человек) мордвы, а 2/3 носителей мордовских языков расселены относительно компактными группами в Самарской, Пензенской, Оренбургской, Ульяновской, Нижегородской, Саратовской областях, в Башкирии, Татарии, Чувашии, на Украине, в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане. Мокшане в целом составляют около 1/3 всей мордвы. По переписи 1989, 67,1% мордовцев назвали родным мордовский язык, а 32,7% – русский. Мордва является третьим по численности уральским народом после венгров и финнов; численность эстонцев несколько меньше.

    В фонетико-грамматической системе мордовских языков имеются многие черты, характерные для большинства финно-угорских языков: отсутствие префиксов, наличие послелогов, отсутствие категории рода, наличие категории притяжательности и двух типов склонения (безличного и лично-притяжательного), субъектное и объектное спряжения, расположение определения в постпозиции к определяемому, типичный порядок слов SOV («подлежащее – дополнение – сказуемое»), изафетные конструкции и т.д.

    Имеются в мордовских языках и специфические черты, либо совсем не встречающиеся в других уральских языках, либо присутствующие лишь в части из них. В фонетике это возможность скопления двух и более согласных в начале и конце слов (в разговорной речи и по говорам встречается упрощение групп согласных: вместо пстидемс «лягать(ся)» произносится стидемс или пистедемс); в морфологии – наличие особого указательного склонения (формы имени с указательными суффиксами используются для передачи определенности, уподобляясь постпозитивным артиклям); выполнение артиклевых функций формами объектного спряжения глагола (эти формы переходных глаголов употребляются при наличии определенного объекта); предикативность имени (к имени присоединяется глагольный показатель, когда имя выступает в функции сказуемого).

    При всем своем сходстве эрзянский и мокшанский языки имеют ряд отличительных черт. В мокшанском языке 40 фонем (7 гласных, 33 согласных), в эрзянском – 33 (5 гласных, 28 согласных). Интересной особенностью мокшанского языка является наличие глухих сонорных фонем, передаваемых на письме сочетаниями лх, рх, йх. Мордовские языки различаются между собой системами акцентуации. Место динамического слогового ударения в мокшанском языке обусловлено качеством гласных в слове: гласные о, е бывают всегда под ударением; если в одном слове встречаются широкие гласные (напр., а) и узкие (у, и), то ударение падает на слог с широким гласным. Имеется общая тенденция к постановке ударения на первом слоге. Эрзянское ударение является уникальным для уральских языков; его секрет надо искать не в отдельном слове, а в синтаксически оформленном отрезке речи: в эрзянском языке существует модель тактового и фразового ударения. Ритм эрзянского стиха зависит от того, на какой слог читающий поставит первое ударение, в результате чего может возникнуть и ямб, и хорей, но двух ударных слогов подряд в обычной речи быть не может, должна появиться пауза. Расхождения в словарном составе современных мордовских языков появились в силу семантических преобразований в общих словах и в результате выпадения в одном из мордовских языков общих лексем при замене их неологизмами и заимствованиями. В целом в мордовских языках огромное количество заимствований, среди которых особенно много русских и тюркских слов, в меньшей мере – иранских и балтийских.

    Литература

    Евсевьев М.Е. Избранные труды, тт. 1–5. Саранск, 1961–1966
    Майтинская К.Е. Местоимения в мордовских и марийских языках. М., 1964
    Феоктистов А.П. Мордовские языки. – В кн.: Основы финно-угорского языкознания: Прибалтийско-финские, саамский и мордовские языки. М., 1975
    Хайду П. Уральские языки и народы. М., 1985
    Артиклевые функции форм объектного спряжения глагола в мордовских языках. Саранск, 1986
    Феоктистов А.П. Мордовские языки. Мокшанский язык. Эрзянский язык. – В кн.: Языки мира. Уральские языки. М., 1993
    Поляков О.Е. Мордовский-мокша и мордовский-ярзя языки. – В кн.: Государственные языки в Российской Федерации. Энциклопедический словарь-справочник, М., 1995