Содержание статьи

    ПОЛИСИНТЕТИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ

    ПОЛИСИНТЕТИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ, языки, для которых характерен полисинтетизм, т.е. выражение грамматических значений исключительно или преимущественно посредством аффиксации (использования служебных морфем – суффиксов, префиксов и т.д.), а не посредством служебных слов. Формально полисинтетизм как характеристика того или иного языка проявляется в виде большего количества морфем, в среднем приходящихся на слово, по сравнению с межъязыковым «стандартом». При полисинтетизме вся морфология стремится к центру предикации, т.е. к глаголу, поэтому реально полисинтетизм проявляется в сложности глагольной морфологии. Полисинтетический глагол концентрирует типы значений, которые в других языках выражаются служебными словами или в составе имен. Для полисинтетических языков характерны длинные глаголы, соответствующие целым предложениям других языков. Термин «полисинтетизм» был впервые использован П.С.Дюпонсо в 1819 применительно к индейским языкам Северной Америки. Позже Ф.Боас писал о «слове-предложении», характерном для североамериканских языков.

    Полисинтетизм – не абсолютная, а относительная характеристика языка, один из полюсов континуума «аналитизм – синтетизм – полисинтетизм». Рассмотрим английское предложение (1) I am trying to sleep и его переводы на русский язык (2) Я стараюсь уснуть и на язык центральный юпик (эскимосская семья, Аляска) (3) qavangcaartua (пример М.Митун). Значение всех трех предложений одинаково, примерно совпадает и количество морфем/семантических элементов: в каждом из трех предложений их около 6. При этом английский язык выражает этот смысл пятью словами, из которых два, три или даже четыре являются служебными. Английский язык является в основном аналитическим, и единственный продуктивный грамматический аффикс, имеющийся в предложении (1), – это суффикс -ing. Русский язык является умеренно синтетическим. Английской частице to в (2) соответствует суффикс инфинитива -ть, а главный предикат стараюсь выражен одним словом (синтетически), а не аналитическим сочетанием со вспомогательным глаголом, как в английском. Центральный юпик является высоко синтетическим, или полисинтетическим языком: все грамматические значения в предложении (3) передаются аффиксами глагола 'спать', который является семантически главным. В качестве аффикса выступает и морфема, обозначающая 'я', и даже значение 'стараться', которое в английском и русском языках скорее следует считать лексическим. Возможны все степени синтетизма, промежуточные между русским и юпиком, а также превышающие полисинтетизм юпика.

    Те типы грамматических значений, которые часто выражаются в глаголе и в умеренно синтетических языках (залог, вид, время, наклонение, отрицание, эвиденциальность), полисинтетические языки тем более выражают в рамках глагольной морфологии. Однако в полисинтетических языках в глаголе часто маркируются и те значения, которые обычно ассоциируются с именной сферой, в частности лицо и семантическая роль аргументов. Одно из наиболее характерных проявлений полисинтетизма – маркирование аргументов (в том числе, сирконстантов) предикации в составе глагола. Ср. абхазское предложение, состоящее из одного слова:

    (4)i-l-z-i-c-r-o-jt'
     его-ее-дляним-с-я-Каузатив-стоять-Динамич.Финитн.
      ‘я строю его (напр., дом) для нее вместе с ним’

    В русском предложении есть четыре именных группы, каждая из которых выражает лицо участника ситуации и его роль в ситуации (деятель, объект, комитатив и бенефактив, т.е. кто строит, что строит, с кем и для кого). В абхазском языке вся эта информация выражается в глаголе. В языках такого типа независимые местоимения обычно не используются. Если в предложении представлены полные именные группы, то структура глагола от этого не изменяется. Например, в абхазском переводе предложения 'я строю дом для Амры вместе с братом' сказуемое будет выглядеть точно так же, как в (4). Многие лингвисты считают, что морфемы типа абхазских i, l-, представляют собой не согласовательные маркеры, а полноценные местоименные аргументы, самостоятельно выполняющие референцию и интегрированные в глагол. В частности, применительно к абхазо-адыгским языкам эта идея была высказана М.А.Кумаховым в 1960–1970-х годах. Местоименная интерпретация личных маркеров в глаголе традиционна для американистики. В частности, еще в 1830-е годы она была предложена В. фон Гумбольдтом для ацтекского языка. Термин «местоименные аргументы» был использован Э.Джелинек в 1984. Из этой интерпретации следует, что полные именные группы, когда они есть в предложении, являются не аргументами, а представляют собой уточняющие приложения к местоименным аргументам.