ПОСЕССИВНОСТЬ

ПОСЕССИВНОСТЬ, выраженное языковыми средствами отношение между двумя объектами, связанное с идеей обладания одного из них другим. Обладателя принято называть посессором, а обладаемое – коррелятом посессивного отношения, или, в англоязычной литературе, possessee. Посессора принято рассматривать вместе с коррелятом, и в этих случаях говорят о посессивной конструкции (в которую включаются и все необходимые для установления посессивной связи служебные слова).

Обычно посессором является человек (или люди), поэтому центральным для посессивного отношения является владение человека каким-либо предметом или, наоборот, принадлежность объекта какому-то лицу, например: Танин портфель ('портфель, принадлежащий Тане'), дом у президента < – великолепный> ('дом, владельцем которого является президент'), птичьи гнезда, Матренин двор и др.

Способы выражения посессивности.

Во многих языках посессивность выражается морфологически, т.е. специальными аффиксами в составе того слова, которое обозначает обладателя, ср. русск. прилагательные Тан-ин, птич-ий, Антон-ов, солдат-ск-ий, в состав которых входит посессивный (или, в традициях русской грамматики, притяжательный) суффикс. Между тем в том же русском языке посессивное отношение в других случаях может быть выражено и иначе – окончанием родительного падежа, ср. дом отц-а, а также и синтаксически, т.е. с помощью различных предложных конструкций, ср.: деньги у него (» 'его деньги') всегда лежали в сейфе. Аналогично, в английском языке посессивность может выражаться и морфологически (the king's wife 'жена короля'), и синтаксически, с помощью предлога of (the former wife of the king 'прежняя жена короля'); ср. также французский, где посессивное отношение выражается в основном конструкциями с предлогами de и A, но употребительны и притяжательные прилагательные типа approche Jakobsonienne 'подход Якобсона' (букв. 'якобсоновский').

Более редкий случай – когда показатель посессивности присоединяется к слову, обозначающему не обладателя, а обладаемое. Это возможно в тех языках, где (как, например, в иранских или тюркских) имеется так называемая изафетная конструкция, которая служит в том числе и для выражения посессивности. В таких языках конструкция типа дом отца будет построена по модели 'отец, дом-его'.

Особые языковые формы обычно представляют собой посессивные местоимения: они обозначают обладателя, но, как правило, в их составе невозможно вычленить показатель посессивности, ср. русск. мой, твой, его, ее, наш, ваш, их или англ. my, your, his, her, its, our, their.

Посессивные значения.

Посессивные формы и посессивные показатели выражают не только собственно обладание лица объектом. В круг значений, наиболее естественных для посессивных форм, входят и отношение часть – целое (ветка дерева, цветы сирени, нос майора Ковалева), и отношение родства (племянник Андрея), а также некоторые сходные с ними отношения, ср. Борины девушки, мои приятели и под. Однако идея принадлежности тесно связана и с другими, в частности, актантными отношениями. Действительно, владелец вещи чаще всего – ее пользователь или создатель. Поэтому посессивные формы обозначают и пользователей (твоя машина = 'та, на которой ты ездишь', Зойкина квартира), и создателей объектов (пьесы Толстого 'написанные Толстым', Тургеневские девушки 'образы которых создал, описал Тургенев'). Возможно и совмещение этих значений: так, сочетание книги писателя может пониматься и как книги, которыми он пользуется (читает), и как книги, которые он сам написал, – в обоих случаях предполагается проявление своеобразной (каждый раз несколько иначе интерпретируемой) принадлежности книги писателю. Ср. также лингвистически более сложное, но при этом очень распространенное значение, представленное в сочетаниях типа мой шофер ('шофер, который водит мою машину'), мой архитектор ('архитектор, который проектирует мой дом') и т.д.

Актантные посессивные отношения легко выходят за рамки наиболее частотных типа 'объект – его пользователь' и 'объект – его создатель'. Так, на месте субъекта-создателя может выступать страна-изготовитель, ср. швейцарские часы ('часы, изготовленные в Швейцарии'), французские духи, немецкая оптика и др. Страна или другое пространство часто воспринимается и как место, которому «принадлежит» данный объект в силу того, что он в ней находится (таким образом, посессивным в этой ситуации оказывается чисто локативное отношение), ср. южно-американские джунгли, реки Африки, итальянские ученые и под. Обратим внимание, что в такого рода примерах каноническое для посессивного отношения соотношение между одушевленным посессором и неодушевленным коррелятом (вещью, которой обладает посессор) может поменяться с точностью до наоборот: посессором может оказаться неодушевленный объект (страна, пространство), а коррелятом – лицо или лица.

В то же время в роли коррелята может выступать не предметное имя, а отпредикатное, и возникающее отношение, хотя и не сводимое к владению, тем не менее тоже может кодироваться посессивными средствами, ср., например, русские посессивные конструкции с отпредикатными именами типа сон Веры Павловны / Верин сон 'сон, который видела Вера Павловна', секреты шеф-повара 'секреты, которые знает шеф-повар', бухгалтерский учет 'учет, который производят бухгалтеры', Иваново детство и мн. др.