Содержание статьи

    СКРЫТЫЕ КАТЕГОРИИ

    СКРЫТЫЕ КАТЕГОРИИ (англ. covert categories), особый тип языковых значений, которые не имеют «открытых» (т.е. формально выделяемых, морфологических) средств выражения в языке, но тем не менее включаются в грамматическую систему языка на основании «косвенных» (например, синтаксических) признаков, позволяющих говорить об их присутствии. Понятие введено в середине 20 в. американским этнологом и лингвистом Б.Л.Уорфом (использовавшим в этом значении также термин «криптотип»).

    Наиболее типичный случай «скрытой категории» связан с выражением рода существительных в тех языках, где сами существительные не содержат в своем составе формальных показателей рода – т.е. по внешнему виду слова нельзя определить, к какому роду оно относится. Внешне похожие существительные, тем не менее, требуют разных родовых форм у зависимых слов (прилагательных, глаголов и т.п.), а это означает, что грамматическая категория рода существительным в данным языке все же присуща (хотя в самих существительных она «скрыта»). В этом смысле можно говорить, что скрытой категорией рода обладают такие языки, как французский (ср. le lis blanc 'белая лилия' [м. род] ~ la vis blanche 'белый винт' [ж. род]) или немецкий (ср. kleiner Flur 'маленькая прихожая' [м. род] ~ kleine Flur 'маленький луг' [ж. род]) и даже – в ограниченном объеме – русский (ср. белый лось ~ белая рысь).

    Скрытой категорией можно в определенных случаях считать, например, и русский глагольный вид, поскольку по внешнему облику русского глагола далеко не всегда можно однозначно определить его видовую принадлежность, ср., например, непроизводные (бесприставочные) глаголы брать, красть, печь (несов. вида), но дать, пасть, лечь (сов. вида); приставочный глагол отстоять оказывается совершенного вида в значении 'защитить' и несовершенного вида – в значении 'находиться на расстоянии' и т.п. По-видимому, правомерно говорить и о скрытых категориях числа и падежа у несклоняемых русских существительных типа пальто: так, в сочетании к черному пальто этому слову приписывается дательный падеж ед. числа, в сочетании от черных пальто – родительный падеж множ. числа и т.п.

    Таким образом, понятие скрытой категории естественно в первую очередь применять к тем случаям, когда грамматическое значение выражается скорее в типе сочетаемости данной единицы с другими, т.е. в контексте, а специализированные показатели этого значения как таковые отсутствуют.

    В лингвистической литературе, однако, термин «скрытая категория» имел тенденцию трактоваться шире, чем просто «грамматическая категория, не имеющая морфологического выражения». Этот термин часто применяли к обозначению таких явлений, которые выходят за пределы грамматики и касаются просто семантических свойств слов, определенным образом влияющих на их сочетаемость. Например, о скрытых категориях говорят в тех случаях, когда некоторое грамматическое значение не выражается в языке специальными средствами, но в соответствующих контекстах может быть выделено. Так, в русском языке отсутствует противопоставление перфекта и аориста, но глагольная форма заболел в предложении он заболел и не придет имеет перфектную, а в предложении в прошлом году он тоже заболел во время каникул – аористическую интерпретацию; в этом смысле можно (хотя обычно и не принято) выделять скрытые категории перфекта и аориста в русском языке. Аналогично, у русской глагольной формы курит можно усматривать «скрытую» актуальность в предложении он сейчас курит на лестнице и скрытую же неактуальность – в предложении в последнее время он много курит. Для характеристики таких значений в современной лингвистике чаще применяются термины «универсальное грамматическое значение» (в отличие от «конкретно-языкового» значения, находящего формальное выражение в грамматической системе данного языка). Заметим, что скрытые категории в первом (основном) смысле являются конкретно-языковыми, а не универсальными грамматическими значениями, так как они все же выражаются в языке, хотя и не при том слове, которое они характеризуют. Универсальные же значения в данном языке вообще никак формально не выражаются – то, какое значение имеется в виду, надлежит устанавливать из контекста.

    С другой стороны, скрытыми категориями называли и такие значения, которые ни в каком языке не являются грамматическими (а не только в том, где они «скрыты»). Например, деление существительных на исчисляемые (обозначающие дискретные объекты, поддающиеся счету) и неисчисляемые (обозначающие недискретные вещества или совокупности) в русском языке проявляется в том, что только первые сочетаются с количественными числительными и способны иметь форму множественного числа в обычном значении 'более одного объекта': ср. два стола/столы, пять холмов/холмы, но не *(две) пшеницы, *три уксуса / *уксусы, *мебели. Исчисляемость не является грамматической категорией (ни конкретно-языковой, ни универсальной), но это значение необходимо учитывать для правильного описания числового поведения (и других языковых свойств) русских существительных. Для характеристики подобных значений в современной лингвистике чаще применяются термины «семантический признак» или «синтаксический признак» (в зависимости от того, о явлениях какого уровня идет речь). Набор семантических и синтаксических признаков, используемый в современных грамматических описаниях, очень разнообразен.