Также по теме

ВИД

ВИД, категория глагола, указывающая на внутреннюю структуру и способ существования ситуации во времени. Различают вид в широком смысле (в этом значении употребляется также термин «аспект» и «аспектуальность»), т.е. вид как понятийную категорию, которая имеет универсальный характер и выражается теми или иными средствами (лексическими, словообразовательными и др.) в самых разных языках мира; с другой стороны, вид может быть грамматической категорией – в тех языках, где выражение понятийной категории вида обеспечивается грамматическими средствами (вид в узком смысле). Наличие грамматической категории вида является характерной особенностью славянских языков.

Вид и способ глагольного действия.

Понятийная категория вида в русском языке выражается, в частности, в категории способа глагольного действия. Вопрос о соотношении категорий вида и способа действия традиционно относится к числу дискуссионных. Согласно наиболее распространенной в современной аспектологии точке зрения, способы действия представляют собой различные классы производных глаголов, связанные с исходным глаголом регулярными словообразовательными отношениями (например, хаживать представляет собой многократный способ действия, обозначаемого глаголом ходить, зашуметь – начинательный способ действия, обозначаемого глаголом шуметь и т.п). Способ действия не является грамматической категорией, так как его выражение в русском языке не обязательно. Мы говорим Он ко мне частенько захаживал (многократный способ действия) – если мы хотим специально выразить в глаголе идею многократности. Но мы можем обозначить ту же ситуацию словами Он ко мне часто заходил, оставив эту идею в глаголе невыраженной. Способ действия есть результат определенной семантической модификации исходного глагола, которая выражается формальными средствами – приставками и суффиксами. Так, глаголы закричать, накричаться, покрикивать, крикнуть представляют собой различные семантические модификации глагола кричать, каждой из которых соответствует свой формальный показатель. Некоторые из типов модификаций действия исходного глагола весьма близки, иногда даже тождественны, некоторым типам семантических соотношений в видовых парах. Поэтому бывает так, что один и тот же глагол является видовым коррелятом к некоторому глаголу противоположного вида и одновременно одним из образованных от него способов действия. Так, например, глагол понравиться является одновременно видовым коррелятом к нравиться и его начинательным способом действия. Глаголы типа прыгнуть, кинуть или укусить являются одновременно однократным способом действия к прыгать, кидать и кусать и их видовыми коррелятами. Хотя подобные совмещения функций встречаются относительно редко, в принципе такая возможность существует и обусловлена она сходством семантических отношений между членами видовой пары и между мотивирующим глаголом и его способом действия. Другими словами, содержательная сторона категории вида и категории способа действия очень близки – в том смысле, что множество передаваемых той и другой категорией значений имеет большую область пересечения. Различие же между ними касается функциональной стороны.

Значения, относящиеся к понятийной категории вида (такие, как временная локализация, динамичность/статичность, кратность, длительность, моментальность, узуальность и т.п.), могут быть выражены и другими средствами. А именно, для этого используются: перифрастические глагольные конструкции (франц. être en train de faire qch, ит. stare per partire, исп. estar hablando), глагольные префиксы (нем. Streichenanstreichen), адвербы (англ. eateat up), категория времени глагола (франц. il parlaitil a parlé) и т.д. Поэтому, задаваясь вопросом «Есть ли в таком-то языке виды?», следует четко различать, имеем ли мы в виду грамматическую категорию вида – и тогда, например, в немецком языке она отсутствует – или речь идет лишь о семантических противопоставлениях того типа, которые могут выражаться категорией вида (и в этом случае можно говорить о «выражении вида» в немецком, французском, итальянском и других языках). См. также СПОСОБ ДЕЙСТВИЯ.

Вид как грамматическая категория.

В русском, как и в других славянских языках, имеется грамматическая категория вида, противопоставляющая два значения: «совершенный вид» и «несовершенный вид». Выражение этого противопоставления является для русского языка обязательным: всякий глагол, употребленный в высказывании на русском языке, обладает тем или иным значением категории вида, т.е. является глаголом либо совершенного, либо несовершенного вида. Это распространяется, в том числе, и на так называемые двувидовые глаголы: в предложениях типа Я женюсь, где глагол может быть понят двояким образом – как глагол сов. вида (будущего времени) и как глагол несов. вида (настоящего времени), имеет место грамматическая неоднозначность, порождаемая внешним совпадением (омонимией) разных грамматических форм. Эта неоднозначность разрешается в более широком контексте, ср. Решено. Я женюсь [несов. вид] на Мари и уезжаю с ней в Париж и Я женюсь [сов. вид] на Ирине, если она согласится жить со мной в шалаше.

Семантика видового противопоставления.

При помощи категории вида в русском языке могут выражаться различные смысловые противопоставления, относящиеся к понятийной категории вида. Принято говорить об общем значении (семантическом инварианте) – каждого из видов, а также самого видового противопоставления – и о частных значениях видов (частновидовых значениях).

Аспектуальная система русского языка опирается на определенный способ концептуализации действительности. А именно, различаются следующие фундаментальные категории: событие, процесс, состояние. Состояние – это положение дел, сохраняющееся неизменным на протяжении некоторого отрезка времени: Маша любит Петю; Васю знобит. Когда одно состояние сменяется другим, это концептуализуется как событие. Событие – это переход в новое состояние (в некоторый момент времени имело место одно состояние, а в некоторый последующий – уже другое): Маша разлюбила Петю; Вася согрелся. Наконец, процесс – это то, что происходит во времени. Процесс состоит из последовательно сменяющих друг друга фаз и обычно требует энергии для своего поддержания: мальчик гуляет, играет; они разговаривают; костер горит. Русская аспектуальная система устроена таким образом, что глаголы сов. вида всегда обозначают события, а глаголы несов. вида могут обозначать любое из трех типов явлений: прежде всего процессы (кипит, беседует с приятелем, долго пишет письмо) и состояния (умирает от нетерпения, хворает, чего-то ждет), но также и события (внезапно понимает, каждый день приходит).

Соответственно, общее значение видового противопоставления состоит в том, что сов. вид, всегда выражающий событийность, противопоставляется несов. виду, немаркированному в этом отношении, т.е. способному выражать как процессуальность или стативность, так и событийность. Эта инвариантная семантика видового противопоставления реализуется различными способами в зависимости от контекста. Имеется в виду контекст в широком смысле, куда входит тип лексического значения самого глагола (так как семантика видового противопоставления различна для глаголов разных семантических классов), значение грамматических категорий (прежде всего времени и наклонения), наличие в предложении некоторых специальных показателей, в частности отрицания и дейктических слов (таких, как этот), тип речевого акта (сообщение, вопрос, просьба и т.п.) идр. Существует два принципиально различных типа контекстов. В одних противопоставление видовых форм выражает именно то различие, которое имеется в данном семантическом типе видовых пар, например, «действие, развивающееся по направлению к своему пределу» – «достижение предела», как в паре предложений Прошлым летом мы строили дачу ('занимались строительством') – Прошлым летом мы построили дачу ('закончили строительство'), т.е. речь идет о разных ситуациях. В других контекстах обе видовые формы описывают одну и ту же ситуацию действительности, и видовое противопоставление выражает лишь разные способы ее концептуализации (ср. Этот дом строил мой дед – Этот дом построил мой дед). Наиболее изученными контекстами второго типа являются оппозиция сов. вида и несов. общефактического в прошедшем времени (ср. выше) и употребление видов в императиве (Расскажи мне, что там произошло – Ну, рассказывай, что там произошло).