Содержание статьи
    Также по теме

    ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ

    ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ. Демографический переход – концепция, применяемая в современной демографии для объяснения смены типов воспроизводства населения. Термин «демографический переход» предложен в 1945 американским демографом Ф.Ноутстайном, но разработка первой концепции демографического перехода осуществлена в 1909–1934 французским демографом А.Ландри, который использовал термин «демографическая революция», из-за чего в научно-популярной литературе эти два термина часто используются как синонимы.

    Демографический взрыв – образное обозначение быстрого количественного роста мирового населения, начавшегося с 1950-х годов. Из публицистической литературы термин «демографический взрыв» перешел в современные научные исследования, в том числе в работы, рассматривающие концепцию демографического перехода. Демографический взрыв – резкое ускорение роста численности населения вследствие установления промежуточного типа воспроизводства населения.

    Демографический взрыв – временное явление: по мере развития демографического перехода нарушенная согласованность типов и режимов рождаемости и смертности восстанавливается, промежуточный тип воспроизводства населения сменяется основным и демографический взрыв прекращается.

    К концу 19 в. было установлено, что уровни рождаемости и смертности людей обусловливаются не биологическими закономи, а социальными условиями, причем в процессе исторического развития происходят глубокие качественные изменения типов воспроизводства населения.

    Общий элемент концепций демографического перехода – периодизация демографического развития, соответствующая трем крупным историческим этапам (общество присваивающей экономики, аграрное и индустриальное). Вместе с тем, концепции демографического перехода различаются по своим исходным предпосылкам и методологии анализа социальных причин смены типов воспроизводства населения. Отсюда расхождения во взглядах на причины и факторы демографического перехода, его механизм, конечный результат и степень универсальности.

    Концепция рационализма (А.Ландри, Ж.Буржуа-Пиша – Франция, Ф.Ноутстайн, Д.Каугилл, С.Энке – США) противопоставляет сознательное ограничение числа детей в семье (присущее городскому индустриальному обществу) иррациональности репродуктивного поведения индивидов в традиционном аграрном обществе. Традиционное репродуктивное поведение обусловлено потребностями обеспечить демографическое воспроизводство в условиях высокой смертности; эти потребности реализуются через социальное санкционирование высокой рождаемости (в т.ч. через запрет на контрацепцию и аборты); рождение детей считается предопределенным и навязанным индивидам в форме обязательных стереотипов и образцов поведения, без учета особенностей социально-экономических условий жизни семьи. Индустриализация значительно понижает уровень смертности, что подрывает общественную целесообразность многодетности и создает предпосылки для снижения рождаемости. Рождение детей становится областью сознательного (рационального) выбора индивида, а автономизация личности предопределяет ориентацию на малодетность. В зависимости от того, на какой из этих исходных предпосылок акцентируется внимание, обосновывается ключевой фактор снижения рождаемости (индустриализация, урбанизация, рост доходов и уровня образования, эмансипация женщин и т.п.), его механизм (распространение от высших классов к низшим, из городских центров в сельскую периферию, из промышленно развитых стран в развивающиеся). Важный элемент этой концепции – представление о гомеостатическом регулировании воспроизводства населения (уровень рождаемости в конечном счете определяется уровнем смертности). Из этого следует вывод об универсальности демографического перехода и его принципиально единой схеме: на первом этапе демографического перехода происходит перестройка типа смертности (сокращается случайная смертность, большинство случаев смерти перемещается из детских в старшие возрастные группы, увеличивается средняя продолжительность жизни и повышается экономичность воспроизводства населения), на втором – изменяется тип рождаемости. Временные лаги между этапами и фазами демографического перехода, соотношения смертности и рождаемости зависят от конкретных социально-экономических условий и определяют продолжительность и масштабы ускорения роста населения. Однако демографическая история как промышленно развитых, так и развивающихся стран демонстрирует многочисленные глубокие отклонения от временных схем и факторных зависимостей, обоснованных в этой группе концепций демографического перехода. Разработанные учеными на их основе программы демографической политики, направленные на снижение уровня рождаемости в развивающихся странах, не принесли ожидаемых результатов.

    Концепция рационализма – теоретическая основа схемы развития и завершения демографического перехода в разных регионах мира, используемой в демографических прогнозах ООН. Эта схема выделяет 4 фазы демографического перехода, конечный результат которого – стабилизация населения.

    В первой фазе демографического перехода, которая к середине 20 в. была завершена промышленно развитыми странами, снижение коэффициента смертности опережает снижение коэффициента рождаемости (последний некоторое время может вообще не снижаться и даже расти), в результате чего коэффициента естественного прироста населения увеличивается до наибольшего значения. Во второй фазе коэффициент смертности продолжает снижаться и достигает наименьшего значения, но коэффициент рождаемости снижается еще быстрее, в в силу чего прирост населения постепенно замедляется. Для третьей фазы характерно повышение коэффициента смертности, обусловленное демографическим старением, и одновременное замедление снижения рождаемости. К концу третьей фазы коэффициент рождаемости приближается к уровню простого воспроизводства населения, а коэффициент смертности остается ниже этого уровня, т.к. возрастная структура еще не стабилизирована и имеется повышенная доля возрастных групп с низкой смертностью. Наконец, в четвертой фазе коэффициент смертности повышается, сближаясь с коэффициентом рождаемости, процесс демографической стабилизации заканчивается. Экономически развитые страны в 1980-х были близки к завершению третьей фазы, в то время как большинство развивающихся стран находились в первой-начале второй фазы. Поэтому во всемирном масштабе завершение третьей фазы произойдет не ранее середины 21 в.

    Другое теоретическое направление в интерпретации демографического перехода порывает с идеей гомеостатического регулирования и основывается на предпосылке об относительной независимости эволюции рождаемости от динамики смертности. Оба компонента воспроизводства населения обусловлены социально-экономическими условиями, но механизмы этой детерминации в отношении смертности и рождаемости различны. Американские демографы К.Дэвис и Дж.Блейк в работах 1949–1956 показали, социально-экономическая организация аграрного общества обусловливает субъективную рациональность (в т.ч. экономическую выгодность, многодетности. Из этого следует, что перестройка типа рождаемости зависит не столько от снижения смертности, сколько от глубоких социально-экономических преобразований, формирующих индустриальный тип организации общественного воспроизводства. Австралийский демограф Дж.Колдуэлл в 1976–1978 развил и сформулировал концепцию демографического перехода, основанную на следующих тезисах:

    – тип рождаемости экономически рационален во всех обществах и определяется типом семьи и природой экономических отношений в семье;

    – аграрная экономика основана на большой семье, представляющей собой группу близких родственников, объединенную совместной экономической деятельностью и общими обязанностями; в такой семье «чистые потоки благ» направлены от младших поколений к старшим, что обусловливает экономическую целесообразность максимизации рождаемости;

    – индустриальная экономика лишает семью функции основной экономической ячейки общества; семья становится нуклеарной, а «чистые потоки благ» в ней меняют направление, что предопределяет экономическую целесообразность бездетности;

    – вместе с тем, традиционная большая семья со свойственным ей типом рождаемости в принципе может адаптироваться к условиям индустриальной организации общественного производства.

    Следовательно, демографический переход теоретически не является универсальным процессом, а его практическая всеобщность (имеется в виду его распространение на развивающиеся страны Востока) есть следствие импорта социальной организации, образа жизни и мировоззрения, сформировавшихся в странах Запада; это заимствование, однако, возможно лишь в рамках общего процесса индустриальной трансформации общества.