Содержание статьи
    Также по теме

    ЭЛИАС, НОРБЕРТ

    ЭЛИАС, НОРБЕРТ (Elias, Norbert) (1897–1990) – немецкий социолог, один из ведущих представителей исторической социологии и интеграционного подхода в социологии.

    Родился 22 июня 1897 в Бреслау, входившем тогда в состав Германии (современный польский город Вроцлав). Был единственным ребенком в семье предпринимателя. С раннего детства у мальчика была мечта стать ученым.

    Первые знания были получены юношей в классической гимназии родного города, куда поступил в 1903. К окончанию гимназии в 1915 Элиас планировал продолжить свое образование на философском факультете университета Бреслау. Однако планам помешала Первая мировая война. Мобилизованный в армию, он два года служил на фронте связистом. Затем получил возможность дослужить в качестве военного санитара в родном городе. Демобилизовавшись, Элиас смог осуществить свою мечту и поступить в университет Бреслау. Попытки заниматься сразу на двух факультетах (медицинском и философском) пришлось прекратить – времени хватало только на что-нибудь одно, и он выбрал философию. Чтобы расширить свои знания, два летних семестра провел в других университетах: в 1919 он посещал Гейдельбергский университет (где прослушал курс Г.Риккерта и посещал семинары К.Ясперса), а в 1920 – Фрейбургский университет (здесь он был слушателем Э.Гуссерля).

    Инфляция в Германии начала 1920-х подорвала благосостояние семьи Элиаса. Это вынудило его забросить науку и проработать два года управляющим на фабрике. Но с окончанием кризиса доход родителей стабилизировался настолько, что они снова дали ему возможность продолжить академическую карьеру. В 1924 Элиас защитил докторскую диссертацию по философии истории – Идея и индивидуум.

    Получив высшее философское образование, он решил изменить сферу научных интересов, перейдя от социальной философии к социологии. Для этого в 1924 переехал в Гейдельберг, где близко сошелся с К.Манхеймом и становится его ассистентом. Здесь же он познакомился с А.Вебером, который тогда возглавлял кафедру социологии. Несмотря на связи, защитить в Гейдельберге докторскую диссертацию по социологии Элиас не смог из-за слишком большого числа претендентов.

    В 1930 Манхейм получил пост профессора в университете Франкфурта-на-Майне и предложил Элиасу последовать за ним, чтобы в течение трех лет поработать его ассистентом, а потом там же и защититься. Все это время Элиас работал над темой, посвященной социологии придворного общества нового времени. Однако в 1933, когда истек срок ассистирования, в нацистской Германии его тема оказалась не актуальной, а сам социолог-еврей стал нежелательным лицом. Получить докторскую степень по социологии ему так никогда и не удалось, а диссертационная работа под названием Придворное общество была опубликована только в 1969.

    С приходом нацистов к власти Элиас, как и другие ученые-евреи, эмигрировал из Германии (его мать осталась и погибла в концентрационном лагере). Попытки устроиться работать в университеты Парижа и Амстердама не увенчались успехом. В 1935 он уехал в Лондон, где получил грант от Еврейского комитета по делам беженцев и в течении трех лет занимался чистой наукой. Результатом его работы стала двухтомная монография О процессе цивилизации, начатая еще в Париже. Она была опубликована в 1939, но ни денег, ни славы своему автору тогда не принесла.

    Следующие десять лет были заполнены поиском постоянного места работы. Проработав около года в Лондонской школе экономических и политических наук вместе с Манхеймом, он переехал в Кембридж, где подрабатывал чтением лекций в качестве внештатного сотрудника. Только к 1954, в возрасте 57 лет, Элиас получил должность доцента в новом университете в Лейчестере. Проработав в этом университете до 1962 (среди его слушателей был Э.Гидденс), ученый понял, что его идеи не находят никакого отклика. Ситуацию усугубляло то, что за все время его работы в Великобритании ни одна из его книг не была переведена на английский – не только из-за непонимания значения его идей, но и из-за общего упадка внимания социологов к истории. Видимо, осознание невозможности войти в научное сообщество послужило толчком к тому, что последующие два года он проработал профессором социологии в Африке в столице Ганы.

    В 1960-е судьба Элиаса начинает меняться к лучшему, поскольку его главные труды, написанные еще в 1930-е, стали постепенно приобретать популярность в Германии и Голландии. В течение последующих лет и до конца жизни Элиас работал внештатным профессором ряда университетов Германии и Амстердама, продолжая писать многочисленные научные труды.

    После выхода на пенсию в 1975 он проживал в основном в Амстердаме и в Билефельде. В 1970-е его труды завоевали, наконец, высокое признание в общественных и научных кругах. Подтверждением этого стало присуждение ему в 1977 очень престижной премией имени Т.Адорно. С 1980-х на основе идей Элиаса начала складываться школа его последователей – фигурационная социологическая школа.

    В 1983 социолог стал инициатором создания фонда имени Норберта Элиаса. Этот фонд занимался проведением конференций, которые были призваны распространять идеи своего создателя, а также давать возможность молодому поколению ученых высказывать свои идеи и теории, полемизируя с метром социологии. Именно этот фонд стал наследником социолога, продолжая популяризировать его идеи и после смерти.

    Всю свою жизнь ученый посвятил науке. Он даже шутил, что так и не женился именно потому, что ни одна женщина не могла остаться равнодушной к тому, что науку он любил больше всего остального в своей жизни.

    Наряду с К.Поланьи, Элиаса считают наиболее выдающимся представителем исторической социологии середины 20 в. Однако если Поланьи обращал основное внимание на развитие экономики, то Элиас – на развитие бытовой культуры. Полемизируя с исторической социологией марксизма (Элиас писал, что без знакомства с учением Маркса современная социология вообще невозможна), он воспринял идею слитности развития общества и развития личности, но отверг концепцию определяющего воздействия экономического «базиса». По мнению Элиаса, культурная «надстройка» имеет собственную логику развития, и именно она и стала главным объектом его исследований.

    Социологическая концепция Элиаса строится на понятии фигураций, которое он же и ввел в научный оборот. Фигурации – это социальные процессы, в которых люди тесно взаимодействуют друг с другом (это явление социологи также называют «социальным общением», а экономисты – «институтами»). Фигурации постоянно изменяются и имеют свой неповторимый облик как на макроуровне (изменения «правил игры» в обществе), так и на микроуровне (изменения в поведении и психологии людей). Задача социологии, по мнению Элиаса, – изучить, как и по какой причине складывается та или иная фигурация.

    Ярким примером фигурационной социологии является его наиболее известная работа О процессе цивилизации. В ней рассматривается постепенное «развитие цивилизации» на средневековом Западе (Элиас полагал, что на этом материале можно понять универсальные закономерности развития любой цивилизации).

    На ранних стадиях развития, указывал Элиас, люди могли просуществовать, не будучи зависимы от других людей. Разделение труда и конкуренция постепенно привели к тому, что возникла и начала углубляться дифференциация, различие между людьми. Теперь, чтобы выжить, человек уже не мог полагаться только сам на себя, он стал зависим от окружающих его людей. Так происходило постепенное удлинение «цепочек взаимозависимости» или, иначе говоря, расширение круга общения и зависимости от других людей. Это, в свою очередь, повлекло за собой существенное изменение в социальном строе.

    При абсолютистских монархиях нового времени концентрация власти (монополии на применение насилия) в руках одного человека, короля, приводит к тому, что люди из его окружения вынуждены строже себя контролировать, следить за проявлением своих эмоций. С другой стороны, при королевском дворе продолжается удлинение «цепочки взаимозависимости», что тоже влияет на необходимость сдерживать свои чувства и повышает внимание к остальным людям. Если до формирования королевского двора люди были озабочены в основном тем, как избежать насилия и угрозы смерти, то теперь появляется возможность обратить внимание на опасности, которые раньше были менее значительными.