Содержание статьи

    АЗЕФ, ЕВНО ФЕШЕЛЕВИЧ (ЕВГЕНИЙ ФИЛИППОВИЧ)

    АЗЕФ, ЕВНО ФЕШЕЛЕВИЧ (ЕВГЕНИЙ ФИЛИППОВИЧ) (1869–1918) – один из лидеров партии эсеров и руководителей ее Боевой организации (БО), секретный сотрудник департамента полиции.

    Родился в 1869 в местечке Лысково Гродненской губ., происходил из мещанской семьи, был сыном портного. Окончив в 1890 гимназию в Ростове-на-Дону, перебивался заработками корректора, репортера. Обманом получив крупную сумму, уехал в 1892 в Карлсруэ (Германия), где поступил в политехникум. В апреле 1893 предложил в письменной форме начальнику ростовского жандармского управления свои услуги по доставке сведений о политических настроениях среди русских сокурсников политехникума в Карлсруэ. Мотивация поступка Азефа осталась невыясненной. Азеф был зачислен секретным сотрудником Охранного отделения департамента полиции и оставался им 16 лет. Жил и работал в России (Москва, Петербург), а также за рубежом – в Германии и Франции. В полицейских отчетах проходил под фамилиями Е.Ф.Виноградов, С.М.Валуйский, Гирс, И.Даниельсон, Деканский, А.Неймайер, Петров, Раскин, Рысс, Филипповский, Черкасов, под псевдонимами: «Валентин Кузьмич», «Великан», «Евгений Филлипович», «Иван», «Иван Николаевич», «Новый приятель», «Сергей Милитонович», «Толстый».

    По заданию Охранного отделения в июле 1899 примкнул к заграничной организации эсеров. Возвратился в Россию, где вошел в одну из российских эсеровских организаций. В декабре 1901, выехав снова в Берлин с целью издания газеты «Революционная Россия», вместе с Г.А.Гершуни сделал заявление об объединении «Южной партии эсеров» и «Союза эсеров» в Партию социалистов-революционеров. Вошел в состав ее Петербургского комитета.

    В 1902 вместе с Г.А.Гершуни стал во главе Боевой организации партии, ставившей целью устранение «наиболее преступных и опасных врагов свободы из числа представителей существующего строя». После ареста Гершуни в мае 1903 в качестве его преемника возглавил БО, вошел в ЦК партии эсеров и выехал в Женеву. Санкция на вхождение Азефа в ЦК партии эсеров и в ее БО были даны с ведома директора департамента полиции А.А.Лопухина и начальника Особого отдела С.В.Зубатова и осуществлена министром внутренних дел В.К.Плеве «в нарушение всех правил для секретных агентов».

    Осенью 1904 на конференции оппозиционных российских партий в Париже представлял партию вместе с В.М.Черновым. Разработанный на конференции план действия оппозиционных сил по доносу Азефа стал известен полиции, поэтому многие из эсеров были вскоре задержаны полицией. По доносам Азефа тогда были ликвидированы многие крупные эсеровские группы, арестованы участники покушения на уфимского губернатора Н.М.Богдановича.

    Среди товарищей по партии часто произносил фразу: «Террор – наш единственный путь». Реорганизовал БО, подчинив ее единой дисциплине. Руководил лабораторией по производству взрывчатых веществ для террористических актов, разработал систему методов для их проведения в жизнь, приобретая постепенно неограниченное доверие революционеров. Но идейно-политического влияния в партии не имел, никогда не публиковался на страницах ее партийных изданий. Держался в тени, мотивируя это требованиями конспирации. Имел отталкивающую внешность, страдал косноязычием, но обладал даром почти гипнотического красноречия. Мемуаристы свидетельствуют о всеобщем партийном «ослеплении»и «преклонении»перед Азефом, который выглядел воплощением бесстрашия, отдававшим все свои помыслы революционному делу (мало кто знал, что он был женат, имел сына). ЦК партии эсеров неоднократно получал сведения о провокаторской деятельности Азефа, но он пользовался настолько высоким авторитетом, что этим сведениям отказывались верить.

    Азеф информировал Департамент полиции о товарищах по партии и их планах, работая рука об руку с чиновниками царской охранки первой величины: Г.К.Семякиным, Л.А.Ратаевым, П.И.Рачковским, А.В.Герасимовым.

    Азеф воплотил в одном лице редкий феномен террориста и агента охранки. В отделе полицейского сыска в департаменте полиции считался «неординарным» осведомителем. В 1904 он предотвратил убийство московского обер-полицмейстера Д.Ф.Трепова, выдал организаторов покушений на иркутского, бакинского, уфимского губернаторов. Азеф сознавал, что его положение в охранке зависит от силы БО партии. Поэтому он не раз доводил до конца террористические акты, не сообщая о них полиции. Так, при его руководстве были проведены теракты БО, окончившиеся убийствами: (например, В.К.Плеве в 1904, вел. кн. Сергея Александровича в 1905). В идейно-руководящих кругах партии, по рассказу очевидцев, Азеф «появлялся, как метеор, окруженный ореолом подвигов, в подробности которых были посвящены немногие», однако он сам жил в постоянном страхе разоблачения.