Содержание статьи
    Также по теме

    БИРОН, ЭРНСТ-ИОГАНН

    БИРОН, ЭРНСТ-ИОГАНН (1690–1772), герцог Курляндский, российский государственный деятель. Родился 23 ноября (3 декабря) 1690 в небогатой дворянской семье в Курляндии. Отец Карл Бирон – корнет польской армии. Учился в Кенигсбергском университете, однако не окончил курса. Трудно установить, чем он занимался в последующие годы: есть сведения, что он был и берейтором, и воспитателем детей в дворянских домах, и служил в каком-то винном погребе в Риге, и занимался сапожным ремеслом. В 1718 по протекции графа Г.-К.Кейзерлинга получил должность при дворе курляндской герцогини Анны Ивановны, племянницы Петра I; произведен в камер-юнкеры. Однако вскоре был вынужден покинуть двор то ли из-за конфликта с управляющим герцогини П.М.Бестужевым-Рюминым, то ли из-за уличного скандала в Кенигсберге, то ли из-за дуэли, на которой он убил своего противника. В 1724 по ходатайству Г.-К.Кайзерлинга вернулся ко двору Анны Ивановны и стал главным ее фаворитом.

    После избрания Анны Ивановны на русский престол последовал за ней в Россию. 28 апреля (9 мая) 1730 назначен обер-камергером, 12 (23) августа получил титул графа Священной Римской империи. В течение всего десятилетнего царствования Анны Ивановны имел огромный вес при дворе (особенно с 1735), соперничая с А.И.Остерманом и Б.-Х.Минихом за влияние на императрицу. Как государственный деятель проявил себя в первую очередь при решении польских и курляндских дел. В 1733 убедил российское правительство поддержать кандидатуру Августа III Саксонского на польский престол. 13 (24) июля 1737 под давлением России избран герцогом Курляндии; управлял герцогством, оставаясь в Петербурге. Перед кончиной Анна Ивановна (по совету А.П.Бестужева-Рюмина) назначила его регентом при своем малолетнем преемнике Иване Антоновиче, отстранив от власти его родителей Анну Леопольдовну и Антона-Ульриха Брауншвейгского.

    Став 17 (28) октября 1740 регентом, уже через три недели был смещен со своего поста в результате военного переворота, осуществленного Б.-Х.Минихом в ночь на 9 (20) ноября 1740 и приведшего к власти Анну Леопольдовну. Предан суду; обвиненный в узурпации регентства, в стремлении захватить престол, выслав из России Брауншвейгскую фамилию, и в притеснении русских, был приговорен 8 (19) апреля 1741 к четвертованию, замененному затем вечной ссылкой с конфискацией движимого и недвижимого имущества и с лишением всех чинов и наград. Отправлен в Пелым (Тобольская провинция). После воцарения Елизаветы Петровны возвращен в начале 1742 из ссылки и определен на поселение в Ярославль без права выезда. В течение своего двадцатилетнего пребывания в Ярославле пользовался относительной свободой, хотя и жаловался постоянно на недостаток средств и на произвол караульных офицеров. В 1762 по восшествии на престол Петра III был полностью реабилитирован; его вызвали в Петербург и возвратили все ордена и звания (кроме титула герцога Курляндского). В том же году Екатерина II с согласия Польши восстановила его на курляндском престоле, связав его обещанием быть верным союзу с Россией и допустить свободное отправление православного культа на территории герцогства. Это соглашение, а также меры в защиту крестьян и еврейской общины вызвали недовольство курляндского дворянства. В 1769 передал власть своему сыну Петру. Умер 17 (28) декабря 1772 в Митаве в восьмидесятилетнем возрасте; погребен в усыпальнице курляндских герцогов.

    В российской традиции имя Э.-И.Бирона стало одиозным. Термин «бироновщина» часто применяют для обозначения десятилетнего правления Анны Ивановны (1730–1740). Стало общим местом возлагать на него главную ответственность за политические преследования (особенно дело А.П.Волынского), казнокрадство, засилье иностранцев в ее царствование. Его изображают жестоким, корыстолюбивым, необразованным, презрительно относившимся ко всему русскому. Образ этот утрирован и не всегда соответствует историческим фактам. Кроме того, остается вопросом, в какой степени (при всей своей близости к Анне Ивановне) Э.-И.Бирон действительно определял внутреннюю и внешнюю политику Российской империи. Конечно, он оказывал влияние при принятии некоторых важных политических решений и успешно интриговал против своих соперников, однако реальные рычаги управления оставались в руках таких деятелей, как А.И.Остерман и Б.-Х.Миних. На самом деле, Э.-И.Бирон был скорее придворным, чем государственным человеком.

    Иван Кривушин

    Литература

    Курукин И.В. Фаворит на десять лет. Незлобивое слово о герцоге Эрнсте Иоганне Бироне // Родина. 2000, № 9
    Курукин И.В. Из истории складывания режима «бироновщины» // Отечественная история. 2003, № 2