Содержание статьи
    Также по теме

    ЭБЛА

    ЭБЛА, современный Телль-Мардих, древний город, расположенный примерно в 53 км юго-западнее Алеппо, в северной Сирии. Нарам-Син, аккадский правитель из династии Саргонидов, сообщал, что он захватил и сжег Эблу ок. 2240 до н.э. Развалины Телль-Мардиха поражают своими размерами, монументальностью городских стен с четырьмя внушительными воротами и знаменитым обнесенным стенами акрополем. В 1964 группа археологов под руководством д-ра Маттиэ начала раскопки этого телля (холма).

    Несмотря на всю важность обнаруженных здесь архитектурных, керамических и иных материалов, уникальное значение этого памятника определяется открытием т.н. Архива Эблы, включающего ок. 15 000 клинописных табличек. Они представляют собой крупнейшее из когда-либо найденных собрание текстов раннебронзовой эпохи (приблизительно 3000–2000 до н.э.). Большинство табличек было обнаружено в 1974 и 1975 в расположенном на акрополе т.н. дворце G. Публикация текстов составила несколько основательных томов. Раскопки в начале 1990-х годов в более поздних слоях, которые относятся ко II тысячелетию до н.э., не принесли новых находок, но предполагается, что они могут быть обнаружены после того, как возобновятся раскопки на территории Дворца.

    Эбла – город-государство, процветавшее ок. 2300 до н.э. Среди текстов Архива Эблы большинство составляют административные, а также деловые документы, касающиеся торговли тканями, металлами, пищевыми продуктами и иными товарами. Упомянутые в документах топонимы, как правило, местные: Арми или Арманум (Алеппо или его округа), южные города – такие, как Хамат (Хама, расположенная на Оронте), Каркемиш (на берегу Евфрата в непосредственной близости от Эблы), Мари (на Среднем Евфрате), Туттуль, Эмар и Угурат (Угарит, на Средиземноморском побережье, примерно в 80 км западнее Эблы). Особого внимания ввиду своего торгового значения заслуживает Харран, город между реками Белих и Евфрат в Северной Месопотамии. В Эбле и большинстве других упомянутых городов правили лица, носившие (шумерский) титул еп (царь-жрец). Харраном, однако, правил badalum («князь купцов»).

    Торговля с удаленными землями обычно осуществлялась поэтапно, последовательными усилиями нескольких торговцев. Такие непрямые контакты расширяли зону влияния городов, подобных Эбле. Например, Эбла импортировала лазурит – возможно, из района современного Бадахшана в Афганистане. Именно торговля более других факторов способствовала распространению цивилизации, а поскольку купцам требовалось вести учет товаров, развивалась и письменность. В том же слое, что и Архив Эблы, была найдена надпись на камне, содержащая (в иероглифической форме) имя и титулы египетского фараона Пепи I. Эта надпись служит не только свидетельством связей между Эблой и Египтом, но и указанием на то, что документы Архива Эблы были составлены после воцарения Пепи I и, соответственно, должны датироваться не ранее 1300–1250 до н.э. Следует также отметить, что Архив относится к тому периоду, когда Эбла имела связи с Египтом, предшествующие концу эпохи пирамид, как и с Месопотамией времени правления великой династии, восходящей к Саргону Аккадскому.

    Язык табличек из Эблы – эблаитский – принадлежит к числу мертвых семитских языков. Вследствие местоположения Эблы в нем представлены как восточносемитские (преимущественно аккадские), так и западносемитские (древнееврейские и арамейские) элементы. Надписи Эблы представляют собой классическую месопотамскую клинопись с использованием многочисленных шумерских идеограмм. Короткие слова вроде союзов или предлогов переданы шумеро-аккадскими слоговыми знаками, поддающимися произнесению. Силлабическим письмом написаны также имена собственные и топонимы. Часто слоговыми знаками выражены суффиксы в конце слова, служившие для выражения падежных и временных форм. Такие же слоговые знаки применяются для обозначения местоименных суффиксов при существительных для выражения притяжательности, а при глаголах для обозначения объекта. Все эти изменяющиеся формы слов служат ключом к реконструкции эблаитского языка и полезнее, чем обширные двуязычные словари из Эблы, в которых для толкования шумерского слова приводится его эблаитский перевод. Эти двуязычные словари пригодны лишь для ограниченного использования, поскольку включают в себя преимущественно специальные термины, а не повседневную лексику. В текстах из Эблы, даже в тех, что составлены целиком из шумерских идеограмм, соблюдается эблаитский порядок слов, сильно отличающийся от шумерского, что дает важную информацию об эблаитском синтаксисе.

    Эблаитский язык не был разговорным языком населения Эблы. Им пользовались и в других местах – таких, как Мари, Киш и Тель-Абу-Салабих, и он выполнял функцию международного письменного языка по всему «клинописному миру» Сиро-Палестинского региона и Месопотамии. Тексты составляли писцы для нужд купцов и дипломатов. Вполне вероятно, что люди названных профессий между собой говорили на этом языке, но даже они не могли пользоваться им дома, в кругу семьи. Через аккадский эблаитский язык заимствовал некоторые шумерские слова.

    Архив Эблы заставил пересмотреть представления о зарождении цивилизации в Передней Азии. Долгое время считалось, что в III и II тысячелетиях до н.э. Сиро-Палестинский регион был отсталой территорией, разделявшей две области с развитой цивилизацией – Месопотамию и Египет. Ранее считалось, что единственными обитателями Сиро-Палестины были кочевники амореи. Теперь, благодаря открытиям в Эбле, мы знаем, что этот регион был населен не кочевыми или полукочевыми племенами, в нем существовали высокоразвитые города-государства, подобные Эбле, которые поддерживали торговые и дипломатические отношения как с Месопотамией, так и с Египтом.

    Литература