Также по теме

ЕКАТЕРИНА II АЛЕКСЕЕВНА

ЕКАТЕРИНА II АЛЕКСЕЕВНА (урожденная Софья Августа Фредерика) (1729–1796) – российская императрица (с 28 июня 1762), единственная из русских правительниц, удостоившаяся в исторической памяти соотечественников, как и Петр I, эпитета «Великая».

Родилась 21 апреля 1729 в Штеттине в семье обедневших князей Ангальт-Цербстских (север Германии), получила домашнее образование (немецкий – родной, французскому, танцам, музыке, основам истории, географии и богословия обучили домашние учителя).

ЕКАТЕРИНА II АЛЕКСЕЕВНА IGDA/G. Dagli Orti

В 1744 прибыла в Петербург по приглашению императрицы Елизаветы Петровны, искавшей своему воспитанному в Голштинии племяннику Петру-Ульриху Федоровичу невесту в Германии. Крещеная в России под именем Екатерины Алексеевны, была выдана в 1745 замуж за Петра-Ульриха, будущего наследника престола. Пока инфантильный муж увлекался игрой в солдатики, Екатерина читала труды по истории, юриспруденции, сочинения французских просветителей и жаждала любви и власти. Природная расчетливость, волевой характер заставили ее хорошо выучить русский язык, узнать традиции, историю, обычаи новой родины. Окруженная недругами, не любимая ни мужем, ни его теткой-императрицей, Екатерина в 1754 родила сына (будущего императора Павла I), постоянно опасаясь, что ее вышлют из России. «У меня были хорошие учителя – несчастье с уединением» – вспоминала она позже. Болезнь и смерть Елизаветы Петровны (1761) изменили ход событий.

Учтя, что воцарившийся под именем Петра III муж восстановил безразличием к России и пронемецкими симпатиями (подписанием мира с Фридрихом II в момент, когда русские войска вошли в Берлин) против себя и дворянство, и гвардию, Екатерина решилась устранить его от престола. «Я буду царствовать или погибну» – призналась она в письме английскому посланнику Ч.Уильямсу. Опираясь на гвардию и лично на Г.Г. и А.Г.Орловых, при эмоциональной поддержке подруги – Е.Р.Дашковой, 28 июня 1762 она совершила бескровный переворот, объявив себя самодержавной властительницей. Расправу над свергнутым мужем она поручила Г.Г.Орлову.

«Тартюф в юбке и короне», как называл ее А.С.Пушкин, Екатерина умела расположить к себе людей. Пытаясь подражать Петру I, осуществляла реформаторскую деятельность: в 1762 поддержала идею И.И.Бецкого создать первый в России Воспитательный дом, в 1763 провела реорганизацию Сената (разделенный на 6 департаментов, он потерял значение органа, руководящего госаппаратом и стал высшим административным и судебным учреждением). В 1763–1764, преодолевая финансовые трудности, она провела секуляризацию земель (поместья монастырей поступили в фонд государства), что позволило завершить начатую Петром I нейтрализацию духовенства как политической силы. В 1764 упразднено гетманство на Украине, а в столице основано первое женское учебное заведение при Смольном монастыре. В интересах дворянства учредила в 1765 Вольное экономическое общество, призванное содействовать свободному обсуждению крестьянского вопроса, год спустя началось генеральное межевание российских земель. Вуалируя продворянскую сущность политики либеральной фразой, переписывалась с Вольтером и французскими энциклопедистами, подкрепляя дружбу щедрыми денежными подарками. Те, в свою очередь, не скупились на похвалы просвещенности «северной Семирамиде». Взгляды императрицы совмещали практически несовместимое: либеральные воззрения и самодержавно-крепостнические устремления, при этом сама она осуждала крепостничество, но понимала, что укрепившееся дворянство не потерпит сокращения своих владельческих прав. В 1767 ею была созвана Уложенная комиссия – «для сочинения проекта» реформирования правовой системы. «Наказ» для нее был скомпилирован из сочинений просветителей (Монтескье, Беккариа). Оказавшаяся неуправляемой, а посему неугодной, комиссия была в 1768 распущена под предлогом войны с Турцией.

До середины 1770-х абсолютизм Екатерины был «просвещенным». Модернизировав аппарат управления, она создала благоприятные условия для свободы предпринимательства (отмена монополий в торговле и промышленности в 1762, разрешение в 1775 всем желающим вплоть до крепостных заводить «ткацкие станы и рукоделия»), развития финансовой системы (в 1769 в России получили хождение первые ассигнации). Велевшая докладывать обо всех новостях науки, самодержица первой в стране в 1767 сделала прививку оспы себе и сыну, дав пример подданным, в 1786 подписала указ о создании народных училищ. Распространение в последний год ее правления дворянских уездных и губернских собраний было шагом к становлению гражданского общества.

Испытанием для «просвещенности» ее самодержавия стало восстание Е.И.Пугачева 1773–1775, которое сбросило флер терпимости и либерализма с политики «просвещенной самодержицы», обнажив обычный деспотизм. Во избежание нового бунта, она провела в 1775 реформу местного управления, обеспечив в силу увеличения числа губерний «контроль над умами» в самых отдаленных провинциях. Нарастание революционного движения в Европе, рост передовой общественной мысли в России обусловили обострение реакционного курса, направляемого ею лично (сыскная канцелярия С.И.Шешковского, вступление в коалицию европейских реакционных государств против Франции). В эти годы в России замолчали сатирики, комедиографы, баснописцы, основатели прогрессивных журналов очутились в крепостях. Зато наступил апогей, «золотой век» помещиков. Жалованная грамота дворянству 1785 «раскрепостила» дворян от государства, дав им право не служить. Жалованная грамота городам (тоже 1785) разделила горожан на пять сословий: дворянство, духовенство, купечество, мещанство («средний род людей») и крепостные. В отношении последних даже пугачевский бунт не заставил «матушку-императрицу» отменить указы 1763, 1765 и 1767, которые предписывали крестьянам самим платить за свое усмирение в случае бунта и запрещали им жаловаться на помещиков под страхом высылки на каторгу в Сибирь.

С каждым годом Екатерине все более хотелось быть не просто императрицей, но властительницей державы; во внешней политике ее, жаждущей славы, ощущался имперский размах. У нее было две главных цели: отнять у Турции степное Причерноморье с Крымом и Северным Кавказом и у Польши западные украинские и белорусские земли. Обе эти цели ей удалось осуществить и вообще не проиграть ни одной войны. Войны с Турцией 1768–1775 и 1787–1791 принесли Приазовье и часть Черного моря, Кубань, Крым, доступ к средиземноморским проливам. Яркие дипломатические успехи помогли продвинуться на Северный Кавказ (Георгиевский трактат с Грузией 1783) и даже на Аляску (начало заселения форта Росс в США). Участие в «разделах» Польши 1773, 1775 и 1792 вернуло в состав Российской империи часть земель на северо-западе. «Малая Россия, Лифляндия и Финляндия суть провинции... – писала Екатерина. – Их надлежит легчайшими способами привести к тому, чтоб они обрусели и перестали глядеть, как волки к лесу». Потому все направления российской экспансии, основанные на победах П.А.Румянцева-Задунайского, А.В.Суворова, Ф.Ф.Ушакова, закреплялись переселенческой политикой.