Содержание статьи
    Также по теме

    ЕВПРАКСИЯ ВСЕВОЛОДОВНА

    ЕВПРАКСИЯ ВСЕВОЛОДОВНА (Пракседис, Адельгейда) (1069/1071–1109). Родилась в Киеве, дочь киевского князя Всеволода Ярославича, сестра Всеволода Мономаха и внучка Ярослава Мудрого, маркграфиня Штаденская, королева Священной Римской империи.

    Прожила короткую, насыщенную трагическими событиями жизнь. Дочь второй жены кн. Всеволода Ярославича полоцкой княжны Анны, Евпраксия росла в Киеве, при великокняжеском дворе, пока в 1083 из Германии на Русь не пришло свадебное посольство от саксонского дома Штаденов. Отец Евпраксии, заинтересованный в родстве со знатным германским семейством, дал согласие, и 12-летняя девочка была отправлена в Саксонию в жены к немолодому Генриху Штаденскому вместе с «несметным богатством, нагруженным на верблюжий караван».

    Прибывшие повозки с приданым передали жениху, Генриху Штадену, а саму Евпраксию отдали на воспитание и обучение в Кведлинбургский женский монастырь, где она должна была научиться говорить по-немецки, читать на латыни (который был официальным языком Европы того времени). Ее греческое имя – Еупраксис («добродеяние») заменили католическим аналогом – Пракседис. За три года, проведенных в монастыре под надзором сестры императора, двадцатипятилетней Адельгеды, Евпраксия овладела не только языками, но и «книжными премудростями». В 15 лет она приняла католичество и получила при крещении новое имя Адельгейда – имя своей главной воспитательницы. Вскоре состоялось и ее обручение с Генрихом Штаденом, но брак оказался недолгим: менее, чем через год, в 1087, Генрих при невыясненных обстоятельствах умер. Маркграфство перешло по наследству к брату умершего, Людигеру. А бездетная юная вдова, Евпраксия-Адельгейда, вновь вернулась в Кведлингбургский монастырь к аббатисе и воспитательнице.

    Здесь на близком знакомстве с 15-летней русской вдовой настоял брат аббатиссы – германский император Генрих IV, по странной случайности сам 27 декабря 1087 года потерявший жену Берту и ставший вдовцом. Русской княжне он показался весьма привлекательным, особенно после четырех лет однообразной, монотонно-скучной жизни в монастыре. Прельщенный юностью и воспитанностью Евпраксии, сильно отличавшейся умом и красотой от его придворных дам, как утверждал один из немецких хронистов, Генрих IV возложил надежды на установление через нее родства с могущественным киевским княжеским домом. Император хотел привлечь Русь в союзники в борьбе с римским папой, Урбаном II, и могущественной маркграфиней тосканской Матильдой.

    В 1088 Генрих IV сделал Евпраксии предложение стать германской королевой. Киевский князь послал дочери свое благословение. 14 августа 1089 было официально объявлено о коронации. В Киев было послано извещение о браке и выражена надежда на взаимопонимание. Однако цель не была достигнута: Византия прервала взаимоотношения с Германией, а византийский император Иоанн II Продром, стремившийся удержать Русь в сфере своей политики, дал понять, что новый брак Евпраксии не поддерживает. Киев отказался вступать в союз с Генрихом IV.

    Юная королева оказалась в непростом положении. Став в 19 лет соправительницей громадной Священной Римской империи, она не имела возможности не только решать что-либо самостоятельно, но и узнать о родных, о сестрах, оставшихся в Киеве. Да и новый муж, как выяснилось, имел «необузданный характер»: с ним не ужились ни мать Агнесса, ушедшая от сына, едва он стал совершеннолетним, в монастырь, ни выросшие сыновья от первого брака. Хронисты сообщают, что Генрих IV принадлежал к секте сатанистов-николаитов, тайные мессы которой сопровождались развратными действиями. О безнравственности германского императора многим было известно задолго до его брака с Евпраксией. Жестокие издевательства Генриха IV над первой женой и сестрой («которую он своими руками держал в то время, когда другой ее насиловал») дважды обсуждались на княжеских съездах 1073 года (в Корбее и в Герстунгене). Немецкие хронисты Бруно и Ламберт оставили описания кровосмесительных отношений Генриха IV с его сестрой Адельгейдой (той самой, что воспитывала Евпраксию и не могла ее укрыть от знакомства с братом, а возможно, изначально это задумала).

    Когда в 1089 стало ясно, что планам Генриха IV по вовлечению Киева в продолжавшуюся борьбу с папским престолом не суждено сбыться, император начал вымещать свою злобу на жене. Принудив ее к участию в тайных оргиях николаитов, Генрих лично наблюдал за действиями насильников. Немецкий хронист отметил, что, «испытав на себе этот культ нечестия, первое время она молчала по женской стыдливости, а когда величина преступлений победила женское терпение, она раскрыла это дело священникам и епископам» и стала искать их поддержки в официальном разрыве с мужем-императором.

    Возможность разглашения тайны привела Генриха IV в ярость. Он не ожидал от Евпраксии ни искренности, ни бесстрашия, поэтому для начала решил просто удалить жену, не ясно, от кого беременную, подальше от двора. Она была направлена им в Италию, в личный замок императора в Вероне, где в конце 1090 родила сына. Тот прожил – по словам итальянского хрониста Даницо, современника Итальянского похода Генриха IV 1092 – всего два года.

    Весной того же 1092 старший сын Генриха IV Конрад стал искать встречи с мачехой, Евпраксией-Адельгейдой. После смерти маленького сводного брата делить ему с нею было нечего, а по возрасту они были близки. Немецкие историки полагают, что Генрих ревновал жену к своему сыну. Тексты хроник позволяют найти иную причину: однажды отец предложил Конраду «войти в покои» мачехи и, когда тот отказался, заявил, что Конрад – не его сын, а отпрыск «одного швабского князя, на которого тот похож». Подобное признание стало толчком к отказу Конрада в чем-либо поддерживать отца. Сообщив о своем разрыве с необузданным родителем, Конрад предложил мачехе помочь ей бежать в Каноссу к папе Урбану II и рассказать там ему обо всем. Во время переезда двора Генриха IV из Вероны в Лангобардию их план осуществился.

    В то время как Конрад сумел добиться военных успехов и был даже коронован как итальянский король, Евпраксия-Адельгейда прибыла в Каноссу, где была встречена папой Урбаном II как императрица, торжественно и с почестями. Здесь она получила известие от Конрада, настоятельно предлагавшего мачехе подать на церковный собор в Констанце грамоту с жалобой на мужа, чтобы таким образом оповестить всю Германию о постыдных деяниях императора Генриха IV. Собор в Констанце (герцогство Швабия) состоялся в апреле 1094 года. На нем читалась и обсуждалась грамота с жалобой Евпраксии на унижения, которым ее подвергал муж. После собора в Констанце папа Урбан II предложил ей выступить с теми же разоблачениями на предстоящем общеитальянском соборе в Пьяченце 1 марта 1095.

    В то время позор за обнародование подробностей сексуального насилия ложился не только на насильника, но и на его жертву. Публичное выступление жены против мужа было равнозначно гражданскому самоубийству, так что, чтобы подняться над этими предрассудками, нужно было обладать незаурядным мужеством. Евпраксия им обладала. После подробных рассказов о сексуальных извращениях мужа, она была освобождена собором от всякого наказания, ибо «к греху, в котором она покаялась добровольно и публично, ее принуждали тяжелейшим насилием». Разоблачения Евпраксии оказались сокрушительным ударом по престижу императора, которым воспользовались для своего возвышения Конрад и маркграфиня тосканская Матильда.

    Евпраксия же по окончании собора к бурной дворцовой жизни не вернулась. Почти два года она прожила в Италии. Получив известия с родины (там умер ее отец, а в битве при Стугне 1096 погиб брат Ростислав Всеволодович), она в 1097 переехала из Италии в Венгрию к тетке, Анастасии Ярославне, а от нее перебралась домой, в Киев, где поселилась в доме матери. Там она получила известие о том, что ее мучитель, Генрих IV, умер 7 августа 1106. Это дало Евпраксии моральное основание 6 декабря 1106 постричься в монахини в Андреевском монастыре, получившем по имени ее сестры Янки (основательницы монастыря) имя Янчиного. Не прожив в монастыре и трех лет, Евпраксия умерла 16 июля 1109 в Киеве на 38-м году жизни. Тело ее погребли в Киевском Печерском монастыре, возведя позже над ее могилой часовню.