Содержание статьи
    Также по теме

    ФЕОДАЛИЗМ

    ФЕОДАЛИЗМ, сословно-классовая структура общества, характерная для аграрного по своей природе и ведущего по преимуществу натуральное хозяйство коллектива. В одних случаях – в античном мире – приходит на смену рабовладельческому строю, в других (в частности, на Руси) – связан с рождением классово-стратифицированного общества как такового.

    Феодализмом называют также эпоху, когда система, при которой основными классами являлись землевладельцы и зависимое от них крестьянство, доминировала, определяла собой социально-экономические, политические, культурные параметры общества. Этимологически феодализм восходит к терминам феод (латинское feodum, во французском варианте фьеф – fief – то же самое, что ленLehen в германской практике, т.е. наследственное земельное держание, полученное вассалом от сеньора на условии несения военной или иной службы), феодал (носитель прав и обязанностей, связанных с занимаемым им местом в военно-ленной системе). Считается, что в Европе генезис и развитие феодальных отношений заняли примерно тысячелетие – с 5 в. (условный рубеж – падение Западной Римской империи в 476) до начала 16 в. Однако системообразующие признаки феодализма, характер происходившей в его недрах социальной эволюции истолковываются в научной традиции неоднозначно.

    Феодализм как научный термин входит в употребление в раннее Новое время. С самого начала не было единства в его употреблении. Ш.Монтескье и ряд других авторов ориентировались на такие признаки явления, как иерархическая структура полноправной части общества, проистекающее отсюда разделение властных полномочий и прав на земельные владения между сеньором и его вассалами (среди которых в свою очередь могло складываться собственное соподчинение, и при этом местами действовал принцип: «вассал моего вассала – не мой вассал»). Но нередко слово употреблялось в широком значении: феодальными называли любые социально-политические институты, основанные на дворянских привилегиях и дискриминации «третьего сословия».

    Наука эпохи Просвещения относилась к феодализму по преимуществу презрительно, отождествляя его с господством насилия, суеверий и невежества. Напротив, романтическая историография склонна была идеализировать феодальные порядки и нравы. Если при изучении феодального строя правоведы и историки долгое время концентрировали внимание на характере социальных связей в верхних слоях общества, на личностных и поземельных отношениях внутри дворянского сословия, то на протяжении 19–20 вв. центр тяжести смещается в сторону анализа взаимоотношений между классами.

    Проблема феодализма породила огромную литературу. Она вызывала интерес у историков, социологов, культурологов, философов, публицистов. Самый крупный вклад в ее разработку внесла французская историография, прежде всего Фюстель де Куланж и Марк Блок.

    При углубленном изучении феодальных институтов и стоящих за ними социокультурных процессов ученые, как правило, предпочитают воздерживаться от строгих, исчерпывающих дефиниций. Можно счесть это недостатком. Но дело, очевидно, не столько в просчетах отдельных историков, сколько в чрезвычайной сложности, многоликости объекта исследований, затрудняющей сведение его характеристики к нескольким основным параметрам.

    Дальше других в формулировке четких, однозначных определений феодализма пошла марксистская историческая мысль, одновременно наполнив старый термин новым содержанием. Под знаком марксизма шло развитие отечественной науки на протяжении почти всего 20 в. Немало последователей марксистской методологии нашлось и в других странах.

    Развивая всемирно-историческую концепцию Гегеля и вместе с тем рассматривая весь исторический процесс под углом зрения борьбы классов, марксизм включил феодальный способ производства в свою стадиально-типологическую схему социальной эволюции человечества (первобытно-общинный строй – рабовладение – феодализм – капитализм – коммунизм). Основой феодальной общественно-экономической формации была признана собственность феодалов на средства производства, в первую очередь на землю, и неполная собственность на работника производства, крестьянина. Вместе с тем констатировалось наличие, наряду с феодальной собственностью, частной собственности феодально-зависимого крестьянина на свои орудия труда и личное хозяйство, – равно как и сосуществование в рамках феодальной формации нескольких социально-экономических укладов.

    Разработка вопроса о формах земельной ренты и других аспектах феодального способа производства заняли особо важное место в той модификации учения К.Маркса, которая получила название марксизма-ленинизма. Сформировавшись в условиях России, где добуржуазные социально-политические институты не только было особенно живучи, но и обладали значительным своеобразием, ленинская доктрина отнесла многовековую историю русского народа, начиная со времен Киевской Руси и вплоть до отмены крепостного права, к периоду феодализма. Обретя в Советском Союзе статус монополиста и резко ограничив дискуссионное поле в науке, марксизм-ленинизм и в том, что касалось сущности феодальных отношений, безоговорочно отсекал любые отклонения от буквы Краткого курса или иных директивных указаний.

    Если основоположники исторического материализма, создавая свою модель всемирно-исторического процесса, при решении вопроса о месте в ней феодального общества проявляли известные колебания (наиболее зримо это выразилось в гипотезе Маркса относительно т.н. азиатского способа производства), то В.И.Ленин и его последователи, активно используя феодальную тематику в пропагандистских целях, придали формационной модели полную определенность и законченность. На возникавшие при этом накладки они мало обращали внимания.

    В результате крепостничество, интуитивно или осознанно понимаемое на российский манер, было включено в общепринятую в СССР дефиницию феодализма. Не только непрофессионалы, но и часть специалистов считали знакомые со школьных лет по произведениям Н.В.Гоголя и М.Е.Салтыкова-Щедрина крепостнические порядки эталоном феодального общества, не зная либо игнорируя тот факт, что при феодализме основная масса сельского люда в странах Западной Европы оставалась лично свободной. Идеологическая обстановка в России способствовала внедрению в советскую историческую науку вульгаризированных либо просто неверных положений – например, провозглашенного в 1933 И.В.Сталиным в речи на Первом всесоюзном съезде колхозников-ударников и ставшего на годы непререкаемым тезиса о «революции рабов» и «революции крепостных», якобы – соответственно – открывавшей и замыкавшей период феодализма.

    Понимание феодализма как социально-экономической формации, непременно завершающейся революционной ломкой старого порядка, заставило советских ученых существенно раздвинуть хронологические границы объекта. В масштабах всей Европы в качестве верхнего формационного рубежа ими была избрана Великая французская революция. Идея была вовсе не нова. Тезис, что 18 век был временем совершенного Французской революцией «свержения гнета феодального», неоднократно повторялся историками, например, Н.Я.Данилевским, основоположником теории культурно-исторических типов. Однако в контексте жестко-монистического, догматизированного марксистско-ленинского учения, периодизационный сдвиг приобретал новое значение. Вдобавок, поскольку при этом сохранилось отождествление эпохи феодализма со Средними веками, понадобилось переименование: период 17–18 вв., прежде называемый ранним Новым временем, в советской литературе стал периодом позднего феодализма, или иначе говоря, периодом позднего Средневековья.