Также по теме

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В АНГЛИИ

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В АНГЛИИ, ряд конфликтов, продолжавшихся между сторонниками Карла I (которых иногда именуют «кавалерами») и сторонниками парламента (более известными как «круглоголовые» – от обыкновения коротко стричься) с 1642 по 1652.

Гражданская война в Англии началась в августе 1642, и непосредственной ее причиной явился кризис, который разразился в явной форме в ноябре предыдущего года. Хотя до тех пор гражданскую войну вряд ли можно было предвидеть и она, разумеется, вовсе не была неизбежной, у нее имелось более фундаментальное основание: обострение противоречий «двора» и «страны», происходившее в правление Якова I и Карла I. «Двор» охватывал тех, кто извлекал доход или средства к существованию близостью к короне, – министров, чиновников, придворных, фаворитов, со всей их челядью и прочими зависимыми лицами. «Страну» представлял весь корпус сельского дворянства (gentry), особенно шерифы, заместители наместников и мировых судей, а также зажиточные горожане, входившие в городские советы. В 1630-е годы у «страны» накопилось немало претензий к «двору»: долгое (в течение 11 лет) единоличное, в отсутствие парламента, правление короля; т.н. «корабельная подать» (сбор, взимаемый с портов и городов Англии, чтобы обеспечить строительство судов для нужд обороны) и другие поборы, установленные без согласия парламента; церковная политика и резкое неприятие пуританства архиепископом Уильямом Лодом; терпимое отношение к папизму, особенно в высших кругах; происпанская внешняя политика; неуклюжие попытки вмешательства в торговлю и промышленность; и, наконец, всеобщее ощущение, что двор представляет собой продажную и себялюбивую клику.

Непрочная конструкция личной власти Карла I зашаталась в 1638, когда шотландцы под знаменем т.н. Ковенанта подняли восстание (т.н. Епископская война) против нового молитвенника, который был им навязан Карлом. Английская армия, которую в 1639 собрал король для покорения Шотландии, оказалась неспособной к активным действиям. Чтобы получить средства на новую армию, Карл созвал парламент. Но «Короткий парламент» (апрель-май 1640) оказался несговорчивым, и король его распустил. Тем не менее Томас Уэнтворт, граф Страффорд, первый министр Карла, сделал попытку перенести войну на шотландскую территорию. Шотландцы опередили его, вторглись первыми, опрокинули англичан при Ньюберне и вынудили Карла заключить унизительное перемирие. «Долгий парламент» собрался в ноябре 1640, в то время как шотландская армия продолжала занимать северную Англию.

На этот раз Карлу пришлось принять парламентскую программу реформ. За девять месяцев работы парламент принял закон о регулярном, каждые три года, созыве, гарантировал себя от роспуска без собственного согласия, добился взятия под стражу Лода и казни Страффорда, роспуска Судов Звездной палаты и Высокой комиссии, а также закрыл королю все пути для налогообложения в обход парламента. К концу лета 1641 шотландцы отвели свои войска, а английская армия была в основном распущена.

В октябре 1641 восстала католическая Ирландия. В графстве Ольстер были перебиты несколько тысяч английских и шотландских поселенцев. Мятежники демонстрировали поддельную королевскую грамоту, из которой следовало, что их выступлению потворствовал сам Карл или по крайней мере его жена, католичка Генриетта-Мария.

Поднявшаяся в результате волна паники и гнева позволила Джону Пиму, лидеру оппозиции, провести постановление о том, что король должен пользоваться услугами лишь тех советников, кандидатуры которых получат одобрение парламента. Далее последовал законопроект о переходе к парламенту контроля над вооруженными силами. Эти революционные требования раскололи первоначальную оппозицию. При принятии основополагающей «Великой ремонстрации» (списка требований к королю из 204 пунктов) Пим добился большинства лишь в одиннадцать голосов. Умеренные конституционалисты, такие как Эдуард Хайд и лорд Фолкленд, перешли на сторону короля.

Большинство обеих палат все еще желало сохранить в качестве молитвенника Книгу общей молитвы и реформированный епископат. Но традиционалисты как в религии, так и в политике склонялись к Карлу, поскольку пуританские сторонники Пима были нацелены (при том, что они еще не были у власти) на радикальные перемены и в церкви, и в государстве.

4 января 1642 Карл попытался взять под стражу пятерых членов палаты общин и одного члена палаты лордов.

В марте обе палаты парламента закрепили свой контроль над вооруженными силами, приняв Постановление о милиции. За этим присвоением суверенитета со стороны парламента последовал ультиматум Карлу в форме Девятнадцати предложений, которые должны были свести его полномочия к нулю. Кроме того, поскольку роялисты как среди пэров, так и из палаты общин все в большем числе отправлялись в Йорк, воинствующие пуритане в Вестминстере взяли в свои руки также и политику в религиозной сфере. Приверженность Англиканской церкви и королю стали в значительной мере подразумевать друг друга; и хотя далеко не все парламентарии были пуританами, пуританство придало их действиям сильнейший импульс.

На протяжении лета 1642 обе стороны собирали силы, и 22 августа Карл дал формальный сигнал к войне, водрузив свой штандарт в Ноттингеме (см. также ВОЙНА).

В нескольких графствах дворянство безуспешно пыталось заключить местные соглашения о нейтралитете. Но парламент господствовал на востоке, юге и в большей части центральных графств – в самых благополучных регионах страны. Король опирался в основном на более бедный север, на Уэльс, запад и юго-запад. В начале 1642 Пим обеспечил поддержку Лондона, удалив роялистов из городского управления.

Многие города поддержали парламент в регионах, где большинство дворян были роялистами. Сельское дворянство, которое им в значительной степени и управляло, разделилось. Война не столько противопоставила один класс другому, сколько расколола приблизительно пополам широко разветвленный правящий класс стюартовской Англии.

Первые столкновения, 1642–1646.

Первое полномасштабное сражение, состоявшееся при Эджхилле 23 октября, не дало победы ни одной стороне, но лишило графа Эссекса, главнокомандующего парламентскими силами, возможности противостоять маршу короля на Лондон. Однако Карл не воспользовался случаем, а когда обнаружилось, что путь ему перекрыт лондонским ополчением (т.н. trainbands), отступил и обосновался в Оксфорде. Зимняя передышка была посвящена бесплодным мирным переговорам (январь – апрель 1643).

В военном отношении преимущество оставалось за королем. Роялисты, располагавшие лучшей конницей, более агрессивным командованием и решимостью сокрушить мятежников-круглоголовых, захватывали инициативу почти в каждой схватке. Их Северная армия под командой графа Ньюкасла сокрушила йоркширскую группировку Ферфакса и его сына Томаса при Эдвалтон-Муре (30 июня); в скором времени на стороне парламента здесь оставался один только Гулль. Западные роялисты победили армию Уильяма Уоллера при Лэнсдауне (5 июля) и завершили ее разгром восемь дней спустя при Раундвей-Даун. Вскоре принц Руперт, молодой племянник Карла, овладел Бристолем. Парламентская главная армия медлила при Ридинге, будучи слишком обессиленной вспыхнувшей эпидемией, чтобы противостоять этим ударам. Казалось, открыт путь для продвижения на Лондон с трех направлений – с севера, с юго-запада и от Оксфорда. Пытаясь упредить неминуемое поражение, в Вестминстере большая группа сторонников мира выступила за достижение договоренности с королем.

Однако прежде, чем нанести удар по столице, Карл решил овладеть Глостером. Тем самым Пим получил время на то, чтобы восстановить контроль над парламентом. На выручку Глостеру был послан Эссекс. Прежде чем Эссекс вернулся – не побежденный Рупертом при Ньюбери, – парламент призвал в союзники шотландцев. Принятый документ Торжественная лига и Ковенант (сентябрь 1643) объединил два королевства в клятве, которую обязан был принести всякий взрослый англичанин и шотландец: охранять «права и привилегии парламентов» и «личность и полномочия Его Величества короля», а также реформировать церковь Англии и Ирландии по образцу пресвитерианской церкви Шотландии.

Почти одновременно король заключил соглашение с Католической конфедерацией, которая управляла Ирландией. Но это не принесло ему военных преимуществ, которые можно было бы сопоставить с союзом парламента с Шотландией, и серьезно повредило его репутации.