Содержание статьи
    Также по теме

    ГУЛАГ

    ГУЛАГ (1930–1960), созданное в системе ОГПУ – НКВД - МВД Главное управление исправительно-трудовых лагерей, символ  произвола советской эпохи.

    Советская тюремно-лагерная система начала формироваться еще в годы Гражданской войны. С первых лет существования особенностью этой системы было то обстоятельство, что для уголовных преступников имелись одни места заключения (подчинявшиеся Главному управлению принудительных работ Наркомата внутренних дел РСФСР и Центральному карательному отделу Наркомата юстиции РСФСР обычные тюрьмы и исправительно-трудовые лагери), а для политических противников большевистского режима – другие места заключения (т.н. «политизоляторы», а также созданное в начале 1920-х годов Управление Соловецких лагерей особого назначения, находившиеся в ведении органов государственной безопасности ВЧК – ОГПУ).

    В условиях форсированной индустриализации и коллективизации сельского хозяйства в конце 1920-х – начале 1930-х годов масштабы применения репрессий в стране продолжились. Возникла необходимость в количественном увеличении числа мест содержания заключенных, а также в более широком привлечении заключенных на промышленные стройки и для колонизации малонаселенных, экономически неразвитых районов СССР. СНК СССР 11 июля 1929 принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», согласно которому содержание всех осужденных на срок от 3-х лет и выше передавалось в ОГПУ, в системе которого в апреле следующего года было образовано Главное управление лагерей (ГУЛАГ). Все крупные исправительно-трудовые лагери (ИТЛ) по постановлению подлежали передаче из НКВД в ведение ГУЛАГа, новые лагери предписывалось создавать только в отдаленных малонаселенных районах. На такие лагери возлагалась задача комплексной «эксплуатации природных богатств путем применения труда лишенных свободы». Освободившихся после отбытия наказания заключенных предлагалось не отпускать, а закреплять на прилегающих к лагерям территориях, а также переводить «на вольное поселение» досрочно тех, кто заслужил этого «своим поведением или отличившихся на работе». Разделение заключенных на выселявшихся за пределы обжитых мест особо опасных (к этой категории относились все политзаключенные) и малоопасных, с одной стороны, позволяло экономить на охране (побеги на севере и в Сибири представляли куда меньшую угрозу, чем в центральных районах страны), с другой – создавало резервы дармовой рабочей силы для ее хозяйственного использования.

    Сеть лагерей ГУЛАГа вскоре охватила все северные, сибирские, среднеазиатские и дальневосточные районы страны. Уже в 1929 были образованы занимавшееся освоением Печорского угольного бассейна Управление Северных лагерей особого назначения (УСЕВЛОН) с центром дислокации в Котласе; Дальневосточный ИТЛ с дислокацией управления в Хабаровске и районом действия, охватывавшим весь юг Дальневосточного края; Сибирский ИТЛ с управлением в Новосибирске. В 1930 к ним прибавились Казахстанский ИТЛ (Алма-Ата) и Среднеазиатский ИТЛ (Ташкент). В конце 1931 из наркомата путей сообщения в ОГПУ было передано строительство Беломоро-Балтийского водного пути и образован Беломоро-Балтийский ИТЛ. Весной 1932 для обживания Дальстроя создан Северо-Восточный ИТЛ (Магадан); осенью на ОГПУ возложены строительство канала «Москва – Волга» и Байкало-Амурской железнодорожной магистрали и, соответственно, организованы подмосковный Дмитровский и Байкало-Амурский ИТЛ.

    Общее число заключенных в лагерях ГУЛАГа стремительно росло. На 1 июля 1929 их было около 23 тыс., через год – 95 тыс., еще через год – 155 тыс. чел. На 1 января 1934 численность заключенных составила уже 510 тыс. чел. без учета находившихся в пути.

    Ликвидация ОГПУ и образование НКВД СССР в 1934 привели к тому, что все места заключения в стране были переданы ГУЛАГу НКВД СССР. К 13 принятым от ОГПУ лагерям в 1935 добавились Саровский и Ахунский ИТЛ, а общее число заключенных превысило 725 тыс. чел.

    В годы так называемого большого террора контингент ГУЛАГа, несмотря на широкое применение в стране высшей меры наказания – расстрела осужденных, а также увеличение смертности среди заключенных, стремительно увеличился. Если на 1 июля 1937 в лагерях находилось 788 тыс. чел., то в апреле 1938 – уже более 2 миллионов человек. Чтобы как-то «справиться» с наплывом заключенных, были организованы пять новых ИТЛ (среди них знаменитый Норильский), а затем еще тринадцать специальных лесозаготовительных лагерей (Каргопольский, Тайшетский, Вятский, Северо-Уральский, Унженский, Усольский и др.). Последние, несмотря на временность причин, стимулировавших их образование, оказались чрезвычайно живучими. Лесные лагери не требовали больших капиталовложений для обустройства, пережили все реорганизации и продолжали действовать до дня ликвидации ГУЛАГа.

    Рост потока осужденных и увеличение числа лагерей привели к тому, что ГУЛАГ перестал справляться со своими задачами. Накануне войны было решено реформировать систему управления лагерями, образовав в НКВД самостоятельные отраслевые лагерно-производственные управления с передачей из ГУЛАГа в их ведение большинства ИТЛ. Новая структура НКВД была объявлена 26 февраля 1941. Помимо ГУЛАГа (в его подчинении остались ИТЛ, специализировавшиеся на сельском хозяйстве, рыболовстве и производстве ширпотреба) она включала в себя девять специализированных производственных главков и управлений: гидротехнического строительства (ГУЛГТС), горно-металлургических предприятий (ГУЛГМП), железнодорожного строительства (ГУЛЖДС), промышленного строительства (ГУЛПС), строительства по Дальнему Северу (ГУЛСДС, Дальстрой), шоссейно-дорожного строительства (ГУШОСДОР), лесной промышленности (УЛЛП), топливной промышленности (УТП), по строительству Куйбышевских заводов (Особстрой). Вскоре к ним добавились Главное управление аэродромного строительства (ГУАС) и Управление лагерей по строительству предприятий черной металлургии (УЛСПЧМ).

    В годы Великой Отечественной войны произошло некоторое сокращение лагерей. Мобилизация материальных ресурсов на обеспечение нужд армии потребовала свертывания многих проектов, в первую очередь – крупных долговременных, где, по сложившейся практике, были заняты большие массы заключенных. Летом 1941 были остановлены все гидростроительные работы, строительство заводов по производству алюминия в европейской части страны, автодорожное строительство и ряд других промышленных строек, обслуживавшихся НКВД. Несколько позднее законсервировали строительство Байкало-Амурской железной дороги. Катастрофические потери Красной Армии уже в первые месяцы войны частично компенсировали досрочным освобождением части заключенных, призванных в армию (до конца 1941 – 420 тыс. чел.). Для оставшихся в лагерях увеличили плановые задания, продолжительность рабочего дня и нормы выработки. Одновременно значительно ухудшились и без того невыносимые условия содержания заключенных. В результате резко возросла смертность. В 1942 в ИТЛ умерло более 248 тыс. чел. при среднегодовой численности заключенных около 1100 тыс. чел., т.е. примерно каждый пятый из находившихся в лагерях.

    После войны в связи с репатриацией и интернированием в СССР бывших советских военнопленных и граждан количество лагерей и численность заключенных опять начали возрастать. Абсолютный максимум был достигнут в 1950, когда число узников «архипелага ГУЛАГ» превысило 2600 тыс. чел. С помощью подневольных людей возводились крупные промышленные и оборонные объекты, в значительной мере реализовывался советский атомный проект, строились Волго-Донской канал, Цимлянский гидроузел, Куйбышевская ГЭС, добывались редкие полезные ископаемые, заготавливался лес.

    Труд заключенных в последние годы правления Сталина превратился в своеобразную «палочку-выручалочку». При появлении новой хозяйственной задачи или возникновении каких-либо трудностей стандартом стало привлечение к работам МВД. При этом зачастую игнорировалась не только экономическая целесообразность проекта (вроде прокладки тоннеля под Татарским проливом между Приморским краем и Сахалином), но нередко и сама возможность его выполнения в отведенные сроки при имевшихся ресурсах. О масштабах использования лагерной экономики свидетельствует тот факт, что в 1949 более 10% промышленной продукции СССР было произведено в системе МВД.