Содержание статьи
    Также по теме

    ИВАН IV ВАСИЛЬЕВИЧ (ИВАН ГРОЗНЫЙ)

    ИВАН IV ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ (в иночестве Иона) (1530–1584) – великий князь московский с 1533, первый венчанный на царство (1547) русский царь, сын Василия III Ивановича и Елены Васильевны Глинской. Родился 25 августа 1530 в с.Коломенское под Москвой.

    Оставшись трех лет без отца (1533), а восьми лет (1538) – без матери (по слухам, отравленной), попал под опеку вначале князей Шуйских, с 1538 – Бельских, с 1542 – вновь Шуйских. Иван рос в обстановке лжи, интриг и насилия, детство осталось в его памяти как время обид и унижений. Засилье временщиков и борьба за власть между враждующими боярскими группировками сформировали в нем подозрительность, жестокость, необузданность. В возрасте 13 лет он велел псарям до смерти забить своего воспитателя В.И.Шуйского, затем объявил себя самодержцем (29 декабря 1543). Князей Глинских (родственников матери) он назначил главнейшими над всеми иными боярскими и княжескими фамилиями. В 15 лет послал свое войско против казанского хана, но тот поход был безуспешным.

    ИВАН IV

    16 января 1547 был «венчан на царство» – одарен шапкой и бармами Мономаха и титулом «царя и великого князя всея Руси». 13 февраля вступил в свой первый (из семи) брак – с неродовитой и незнатной дворянкой Анастасией Романов(н)ой, дочерью Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина. С ней ему суждено было прожить 13 лет, прижив трех сыновей, в том числе Федора Ивановича (будущего царя), Ивана Ивановича (им же и убитого в 1581), Дмитрия (погибшего в отрочестве в Угличе) и трех дочерей, дав начало новой царской династии – Романовых.

    В июне 1547 страшный московский пожар вызвал народный бунт против Глинских, чарам которых толпа приписала бедствие. Бунт усмирили, но впечатления от него, по словам Грозного, впустили «страх» в его «душу и трепет в кости». Влияние на царя перешло от Глинских к Сильвестру, духовнику Ивана, протопопу Благовещенского собора в Кремле (автору одного из разделов Домостроя). Тот сумел убедить царя в возможности спасти страну с помощью новых советников, которые были подобраны по указаниям Сильвестра и составили особый кружок, по сути выполнявший функции правительства, названный одним из ее членов, князем А.Курбским, Избранной радой.

    Активное участие Грозного в государственной деятельности начинается с создания рады в 1549 и превращения костромского дворянина А.Ф.Адашева в ее фактического главу. Разнородная по составу, рада верно служила укреплению самодержавной власти Ивана и усилению централизации государства. Эту цель преследовали и казанские походы 1549–1552, завершившиеся взятием Казани 2 октября 1552 (в честь чего на Красной площади в Москве заложили Покровский собор с 8 главами – символом 8 дней «казанского взятия»), и реформы по усилению центральной власти. С 1549 начался созыв Земских соборов, в 1550 составлен новый Судебник, подтвердивший Юрьев день как единственный день перехода крестьян от одного владельца к другому (предвестник полного закрепощения крестьян). В 1551 созван церковный собор, получивший имя Стоглавого (в сборнике его решений было 100 глав), на котором присутствовали, наряду с духовенством, бояре и верхи дворянства. Собор утвердил пантеон русских святых и унифицировал обряды.

    В начале 1550-х правительство Грозного провело реформы управления и суда (Губная, Земская реформы, ликвидировавшие систему «кормлений» и начавшие перепись земель), в 1553 установили торговые связи с Англией и выстроили первую в русской истории гостиницу рядом с Кремлем (Английский торговый двор), в том же году началась работа первой типографии в Москве. К середине века оформилась система приказов (исполнительных учреждений), успешно шла реформа армии (в 1550 были заложены основы стрелецкого войска, с 1556 появилось деление на роды воск – конница, стрельцы и «наряд», т.е. артиллерия).

    Так первый (реформаторский) период правления Грозного консолидировал служилое сословие (дворян), укрепил государственный аппарат и позволил решить ряд внешнеполитических задач. Спустя 4 года после взятия Казани было завоевано Астраханское ханство. В зависимость от Москвы попали сибирский хан Едигер (1555) и Большая Ногайская орда (1557); одновременно под «московскую длань» добровольно вошли башкиры.

    Однако сам царь полагал, что проведенные мероприятия не только не укрепили его власти, но «всех бояр начали в самовольство приводити». Его беспокоила самостоятельность взглядов Адашева и Сильвестра, которых он обвинил в том, что они сами всем распоряжаются, а его «водят, как юнака, под руки». Расхождение мнений выявил вопрос о направленности дальнейших действий во внешней политике: Грозный полагал необходимой войну за выход к Балтике, члены «рады» – дальнейшее продвижение на юго-восток.

    Начавшаяся в 1558 Ливонская война должна была подтвердить правоту царя, но успехи первых лет войны сменились поражениями. Смерть в 1560 Анастасии Романовой и наговоры ее родственников заставили царя заподозрить бывших сподвижников в злом умысле и отравлении царицы. Адашев умер в момент готовящейся для него расправы; Сильвестр по приказу Грозного был пострижен и сослан в Соловецкий монастырь. В 1564 ближайший советник царя кн. Андрей Курбский (1528–1583), член Избранной рады и полководец, узнав о смерти Адашева и готовящейся расправе над ним самим, бежал в Литву.

    Избранная рада пала. Начался второй период правления Грозного, когда он стал править самодержавно, не слушая ничьих советов. На смену аскетичности времен Избранной рады пришли роскошные пиры и скоморошьи потехи. Чтобы покончить с оппозиционерами, царь решился на демонстративную «обиду»: вместе с семьей он в декабре 1564 покинул Москву, как бы отрекаясь от престола, и выехал в Александровскую слободу. Народ, придя в смятенье, потребовал от бояр и высшего духовенства умолить царя вернуться. Грозный принял депутацию и согласился вернуться, но на определенных условиях. Их он изложил, приехав в столицу в феврале 1565; по сути, это было требование предоставить ему диктаторские полномочия (право казнить и миловать изменников, забирать их имущество). Специальным указом царь провозгласил учреждение опричнины (от древнерус. опричь – «кроме»), т.е. удельного личного владения царя, которое должно обеспечить нужды его заново реорганизованного, «особого обихода дворцового». Эти личные земельные владения должны были быть составлены из конфискованных земель политических оппонентов и вновь перераспределены среди тех, кто был ему верен и предан. Под перераспределение попали около 20 городов и несколько волостей. Из преданных «друзей» царь создавал особое войско – опричное, формировал дворы со слугами для их содержания. В Москве для опричников было выделено несколько улиц и слобод. Число опричников и их земли быстро увеличивались.

    Земли, не попадающие под перераспределение, именовались «земщиной», на них самодержец не претендовал. Земщина управлялась боярской думой, располагала войском, судебной системой и другими административными учреждениями. Однако реальной властью обладали опричники, выполнявшие функции государственной полиции.