Содержание статьи
    Также по теме

    КАПЛАН, ФАННИ ЕФИМОВНА

    КАПЛАН, ФАННИ ЕФИМОВНА (Каплан Фейга Хаимовна, Ройтблат, Ройдман Фейга Нахумовна) (1890–1918) – участница революционного движения, анархистка, которой приписывают подготовку и осуществление покушения на В.И.Ленина в 1918.

    Родилась в 1890 в Волынская губернии в многодетной (8 детей) семье учителя (меламеда) еврейской религиозной начальной школы (хедера) по фамилии Ройдман (Ройтблат). Благодаря отцу получила начальное образование дома, больше нигде не училась. Рано ушла из семьи, работала белошвейкой. Во время революции 1905–1907 примкнула к анархистам, получив у них псевдоним «Дора» и фальшивый паспорт на имя Фейги Хаимовны Каплан, девицы 19 лет (хотя ей в тот момент было 16), модистки, мещанки г.Речица Минской губернии.

    22 декабря 1906, проживая в 1-ой купеческой гостинице на Подоле в Киеве, снаряжая бомбу для покушения на киевского губернатора, допустила неосторожность: бомба взорвалась, при взрыве Каплан получила легкие ранения руки, ноги и сильную контузию, следствием которой было поражение глаз и слуха. В ходе расследования деятельности бомбистов дом Каплан был подвергнут обыску; в ее вещах обнаружили браунинг, заряженный боевыми патронами, и чистый паспортный бланк. Улики дали основание для ее ареста и привлечения по делу о покушении.

    30 декабря 1906 Военно-полевой суд Киева приговорил ее за «хранение взрывчатых веществ с противною государственной безопасности и общественному спокойствию целью» к смертной казни, которая (из-за несовершеннолетия Каплан) была заменена пожизненной каторгой.

    19 июня 1907 она была передана «в ведение военного губернатора Забайкальской области», попала в Мальцевскую каторжную тюрьму, затем ее как склонную к побегу отправили в ручных и ножных кандалах в Акатуйскую каторжную тюрьму (Нерчинский горный округ Забайкалья). Здесь она познакомилась с известной эсеркой М.А.Спиридоновой, повлиявшей на переход Каплан с позиций анархизма на позиции правой социал-революционности.

    Пока Ф.Каплан отбывала каторгу, ее родители и все братья и сестры переехали в США (1911), связь с ними прервалась. В 1912 Каплан была помещена для лечения глаз в тюремную больницу Читы; находясь там, в 1913, в связи с 300-летием дома Романовых получила амнистию: замену пожизненной каторги 20-летней. Однако болезнь глаз прогрессировала, Каплан практически ослепла.

    Из тюрьмы ее освободила Февральская революция 1917. Из Читы Каплан уехала в апреле 1917 в Москву, где жила у подруги в доходном доме по Большой Садовой ул. (по соседству с писателем М.А.Булгаковым, который запомнил это).

    Лето 1917 провела в Евпатории, в санатории для бывших политкаторжан, где (согласно легенде) познакомилась с Д.И.Ульяновым (младшим братом В.И.Ленина), по рекомендации которого была помещена в глазную клинику проф. Гиршмана в Харькове. Считается, что слух о сострадательном поступке брата Ленина распространила каторжанка Ф.Е.Ставская в 1930-е годы. В действительности, Дмитрий Ульянов не встречался с Каплан, хотя и работал в те месяцы врачом в Крыму и, действительно, мог иметь отношение к клинике проф. Гиршмана. В этой клинике Каплан частично вернули зрение, она переехала в Симферополь, где ей удалось найти работу на курсах по подготовке работников волостных земств.

    Роспуск большевиками Учредительного собрания 6 (19) января 1918 Каплан восприняла очень болезненно. Она осудила Ленина, ставшего в тот момент главой советского правительства, назвала его «предателем дела революции», чьи действия «удалили идею социализма на десятки лет». В начале 1918 активно сотрудничала с правыми эсерами, находившимися на полулегальным положении. Предложив физическую ликвидацию Ленина, Каплан по мере сил участвовала в подготовке к реализации этого плана. Лидеры правых эсеров, Г.Семенов и Л.Коноплев, снабдили Ф.Каплан браунингом.

    30 августа 1918, в день выступления Ленина перед рабочими завода Михельсона в Замоскворецком районе Москвы, Каплан была заранее привезена к месту, где должен был находиться Ленин. Готовясь к покушению, близорукая Каплан заняла место недалеко от трибуны, где выступал глава правительства, и трижды стреляла в него с близкого расстояния. Однако она не убила Ленина, а лишь ранила.

    После этого она выбросила браунинг и, забыв о поджидавшем ее извозчике, попыталась скрыться бегством. Рядом оказался шофер Ленина, Степан Гиль, практически под ноги которому она выбросила пистолет, который стал свидетелем покушения. Сама Каплан была задержана помощником военного комиссара 5-ой Московской дивизии С.Батулиным. При обыске у нее был найден железнодорожный билет до станции Томилино, где находилась в тот момент одна из явочных квартир членов Центрального боевого отряда ЦК партии эсеров.

    В тот же день, на первом же допросе, Каплан призналась в покушении: «Я сегодня стреляла в В.И.Ленина. Я считаю его предателем революции. Ни к какой партии не принадлежу, считаю себя социалисткой». По ее словам, решение о покушении она приняла в Симферополе в феврале 1918 и совершила его «от себя лично, а не по поручению какой-либо партии». Каплан допрашивали заместитель Ф.Е.Дзержинского Я.Петерс, нарком юстиции Д.И.Курский, завотделом ВЧК Н.А.Скрыпник.

    По распоряжению Я.М.Свердлова («Уничтожить. Хоронить Каплан не будем. Останки уничтожить без следа»). Каплан была расстреляна без суда 3 сентября 1918 во дворе московского Кремля под шум автомобильных моторов, ее труп ее облит бензином и сожжен в железной бочке в Александровском саду комендантом Кремля П.Д.Мальковым. Случайным свидетелем расстрела и расправы с трупом стал поэт Демьян Бедный (Е.В.Придворов). О расстреле сообщила газета «Известия ВПИК» за 4 сентября 1918, назвавшая ее в сообщении о приведении приговора в исполнение «правая эсерка Фанни Ройд (она же Каплан)». Впоследствии рассказ о покушении на вождя революции немолодой еврейки в очках (в действительности отсутствовавших), с портфелем и зонтиком заставил сформироваться отталкивающий образ злодейки-интеллигентки, примкнувшей к эсерам. Он призван был подтверждать целесообразность «красного террора» по отношению к интеллигенции и остаткам буржуазии.

    Лидер левых эсеров Мария Спиридонова, сама сидевшая в том момент в тюрьме, писала Ленину: «Как это было возможно для Вас, как не пришло Вам в голову, Владимир Ильич, с Вашей большой интеллигентностью и Вашей личной беспристрастностью, не дать помилования Доре Каплан? Каким неоценимым могло бы быть милосердие в это время безумия и бешенства, когда не слышно ничего, кроме скрежета зубов». Однако приговор в отношении Каплан остался неизменным.

    Но слух о заступничестве за Каплан раненого Ленина долго существовал и после смерти Каплан. Так, один из привлеченных по делу о покушении на Ленина 30 августа 1918, В.А.Новиков, утверждал, что встречал ее в тюремном дворе Свердловской пересыльной тюрьмы в 1932 и дал об этом показания тюремному начальству. Некий Матвеев в 1937 настаивал (сохранились протоколы его допросов на эту тему), что Каплан под именем Фанни Ройд работала в Управлении Сиблага в Новосибирске. Кто-то якобы видел ее в Воркуте, на Урале и в Сибири. В изданной в Израиле энциклопедии утверждается, что Каплан последние годы жизни работала в библиотеке Бутырской тюрьмы в Москве и умерла лишь в 1950. Однако эта версия не имеет убедительных подтверждений, как и гипотеза о том, что покушение на Ленина совершила не Каплан, а другая правая эсерка – террористка Л.Коноплева.

    Наталья Пушкарева

    Литература

    Назаров Г. Новое прочтение дела Фанни Каплан. – Чудеса и приключения. 1995, № 9