Содержание статьи
    Также по теме

    МОРОЗОВ, НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

    МОРОЗОВ, НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1854–1946) – русский общественный деятель, революционер-народник, мыслитель, ученый, почетный член АН СССР, писатель, поэт.

    Партийные и литературные псевдонимы – «Воробей», «Зодиак».

    Родившийся 25 июня 1854 в с.Борок Некоузского у.Ярославской губ. внебрачный сын богатого помещика и отпущенной на волю крепостной крестьянки, он получил хорошее домашнее образование, завершив его во 2-й Московской классической гимназии. Там, увлекшись естественными науками, основал «Тайное общество естествоиспытателей-гимназистов». Начиная с 5-го класса гимназии, посещал, переодевшись в студенческую форму, лекции Московского университета, досконально изучил университетские музейные собрания.

    Увлекшись в 1874 народническими идеями, вошел в московский кружок Н.В.Чайковского («чайковцев»), вместе с товарищами «ходил в народ» – вел пропаганду среди крестьян Московской, Курской и Воронежской губ. Преследования полиции заставили его вернулся в Москву, откуда он выехал в Петербург, а к концу 1874 – в Женеву. Там сотрудничал в журнале П.Л.Лаврова «Вперед», вступил в Международное товарищество рабочих (I Интернационал).

    В январе 1875 пытался вернуться в Россию, но был арестован на границе и впущен в страну под поручительство отца. Склоняясь к буржуазно-либеральной идее прогресса путем распространения в народе естественнонаучных и точных знаний, Морозов отдался революционной борьбе, причем не столько ради «крестьянского социализма», сколько во имя программы гражданских свобод. Перейдя на нелегальное положение, вновь занялся пропагандой среди крестьян – на этот раз в Саратовской губ.

    В 1878, вновь приехав в Петербург, вступил в организацию «Земля и воля», стал одним из редакторов ее подпольного одноименного издания.

    В 1879 с расколом «Земли и воли» на «Черный передел» и «Народную волю», вошел в организацию народовольцев, редактировал их печатный орган. В 1880 эмигрировал в Женеву, где написал брошюру «Террористическая борьба», теоретически обосновав тактику народовольцев. По мнению товарищей, он стал «одним из первых горячих глашатаев народовольческого направления» (В.Н.Фигнер). Одновременно опубликовал свой первый сборник стихов – Стихотворения. 1875–1880 (не случайно русские марксисты именовали Морозова либералом с бомбой).

    Переехав из Женевы в Лондон, познакомился с К.Марксом.

    При попытке возвратиться в Россию 28 января 1881 вновь был арестован на границе около Вержболова. После убийства 1 марта 1881 Александра II был посажен в Петропавловскую крепость и в 1882 судим по «Процессу 20-ти», приговорен к пожизненной каторге. В судебном отчете сохранился его словесный портрет: «больше среднего роста, очень худощавый, темно-русый, продолговатое лицо, мелкие черты лица, большая шелковистая борода и усы, в очках, очень симпатичен, говорит тихо, медленно». На следствии откровенно заявил: «По убеждениям я – террорист».

    После суда был заключен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости.

    Длительное тюремное заключение в равелине без права пользования печатной продукцией, с постоянными «пытками недостаточностью пищи и отсутствием воздуха» не сломили его волю. Получив спустя некоторое время разрешение на пользование богословской литературой, он освоил древнееврейский язык (всего Морозов знал 11 иностранных языков). В тюрьме он начал углубленное изучение библейской истории, а также хронологии небесных явлений в годы жизни Христа. Скрупулезная работа привела его к новому пониманию хронологии всемирной истории. Будучи переведенным в каземат Шлиссельбургской крепости и получив возможность пользования научными книгами, в течение всего срока 25-летнего заключения упорно занимался «работой мысли» (творческой научной деятельностью), создав труды по химии, физики, астрономии, математике, истории. Написанные им в заключении книги были опубликованы уже после его освобождения в ноябре 1905 (среди них – Периодическая к система строения вещества: теория образования химических элементов. М., 1907; Откровения в грозе и буре: история возникновения Апокалипсиса. М. – СПб, 1907; Основы качественного физико-математического анализа и новые физические факторы, обнаруживаемые им в различных явлениях природы. М., 1908; Д.И.Менделеев и значение его периодической системы для химии будущего. М., 1908 и др.).

    Восторженная революционная молодежь воспринимала его как олицетворение грядущей демократической революции. Вскоре после его освобождения научные заслуги Морозова были замечены в обществе, ему было присвоено звание профессора физической химии Высшей вольной школы П.Ф.Лесгафта. Вскоре он был назначен директором сначала биологической лаборатории, а затем и всего Естественнонаучного института им. П.Ф.Лесгафта. Именно в этом институте по инициативе Морозова начиналась разработка ряда проблем, связанных с освоением космоса.

    Часто выступая с публичными научными лекциями, объехал многие города России, выступал в Сибири и на Дальнем Востоке. Интересны попытки Морозова издать «научную поэзию» на астрономические темы, теоретически осмысленные им в статье Поэзии в науке и наука в поэзии («Русские ведомости». 1912, № 1).

    За публикацию сборника стихов Звездные песни (М., 1910) был отдан под суд и весь 1911 отсидел в Двинской крепости. Свое заключение использовал для написания многотомной Повести моей жизни; воспоминания в ней доведены до основания «Народной воли». Л.Н.Толстой высоко оценил его писательский дар: «Прочел с величайшим интересом и удовольствием. Очень сожалею, что нет их продолжения... Талантливо написано!».

    В стихах Морозова звучали призывы к общественному подвигу (сравнимые с поэзией Н.А.Некрасова и В.С.Курочкина), к прославлению революционной борьбы, воспеванию жертвенного героизма.

    В 1910-е годы, увлекшись воздухоплаванием, как исследователь, летал на первых аэропланах, в том числе и над Шлиссельбургской крепостью через 10 лет после своего освобождения из нее (ему было уже около 60 лет). Будучи избранным после возвращения из длительного заключения в почетные члены многих научных обществ, преподавал на Высших женских курсах П.Ф.Лесгафта, читал курс «Мировой химии» в Психоневрологическом институте.

    Во время Первой мировой войны ездил на западный фронт как делегат «Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам» и как корреспондент газеты «Русские ведомости». Впечатления от поездки изложил в книге На войне: Рассказы и размышления среди окопов (М., 1918), расценивал войну как результат невежества народов и правительств.

    Предвидя неизбежность гражданской войны в России, в 1917 принял участие в выборах в Учредительное собрание (был выдвинут от партии кадетов), но достаточно быстро отошел от активной политической деятельности, отдавая все время и силы публикации ранее написанного, но не изданного.

    Решением Советского правительства ему была предоставлена в пожизненное пользование усадьба его отца – Борок. Получив возможность свободного занятия научным творчеством, обрабатывал написанное им в Шлиссельбургской крепости (Принцип относительности и абсолютное Пг., 1920), переиздал Повести моей жизни, опубликовал семитомный труд Христос (Л., 1924–1932). В этой работе попытался пересмотреть ряд проблем всемирной истории и раннего христианства, придавая особое значение астрономическим явлениям, в особенности противоречащим известным историческим фактам. Через много лет после его смерти российские физики Г.В.Носовский и А.Т.Фоменко на основе пересмотра Морозовым «статистики древних затмений» попытались создать новую хронологию истории.