Содержание статьи
    Также по теме

    ПОКРОВСКИЙ, МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ

    ПОКРОВСКИЙ, МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ (1868–1932), русский историк, деятель революционного движения и коммунистической партии. Родился 17 (29) августа 1868 в Москве, в семье помощника управляющего Московской складочной таможни. Уже во 2-й Московской гимназии проявил интерес к занятиям историей. В 1887 поступил на историко-филологический факультет Московского университета, по окончании которого в 1891 получил диплом первой степени и был оставлен «для приготовления к профессорскому званию» сразу при двух кафедрах – русской и всеобщей истории. Занимался в семинариях П.Г.Виноградова и В.О.Ключевского.

    Ко времени пребывания в университете относится начало литературной деятельности Покровского: журнал «Русская мысль» опубликовал его рецензии на новые книги по отечественной и зарубежной истории.

    До 1895 Покровский, по собственному выражению, был «совершенно академическим человеком»: заведовал семинарской библиотекой в университете, читал лекции на Московских педагогических курсах, готовился к защите магистерской (кандидатской) диссертации, которую так и не защитил.

    Защите помешало то обстоятельство, что Покровский все активнее начал интересоваться политикой. Покровский сотрудничал с «легальными марксистами», возглавлявшейся П.Н.Милюковым Комиссией по организации домашнего чтения, организацией «Союз освобождения». Накануне Первой русской революции ученый сблизился с социал-демократами А.А.Богдановым, А.В.Луначарским, И.И.Скворцовым-Степановым, группировавшимися вокруг журнала «Правда». В этом журнале были опубликованы работы Покровского, свидетельствовавшие, как он впоследствии писал, о его отказе «от демократических иллюзий и увлечения экономическим материализмом». Среди них – статья-рецензия Идеализм и законы истории: Риккерт Генрих. Границы естественно-научного образования понятий (1904); критическая рецензия на первую часть Курса русской истории своего университетского руководителя В.О.Ключевского, неодобрительно встреченная бывшими учителями и сокурсниками; статья Земский собор и парламент (1905).

    Первую русскую революция Покровский встретил восторженно, в апреле 1905 вступил в РСДРП. Активно печатался в большевистской прессе, выступал на митингах и собраниях. Был избран членом Московского комитета РСДРП, одним из руководителей лекторской группы МК, стал фактическим редактором большевистской газеты «Борьба». В дни декабрьского восстания в Москве вместе со своим университетским товарищем Н.А.Рожковым Покровский участвовал в вооруженной борьбе.

    После разгрома восстания Покровский скрылся от полиции в Финляндию, затем эмигрировал во Францию. Первоначально ученый поддерживал политическую линию Ленина. На 5-м съезде РСДРП в 1907 был избран в состав редакции газеты «Пролетарий» и в Большевистский центр. Затем сблизился с А.А.Богдановым и другими участниками группы «Вперед», выступавшими против политики лидера большевиков. Но и с ними Покровский разорвал, объявив себя «внефракционным социал-демократом». В 1913 примкнул к группе Л.Д.Троцкого. После начала Первой мировой войны выступал «за превращение войны между народами в войну против буржуазии».

    Годы эмиграции – наиболее плодотворные в научном творчестве ученого. Именно тогда он создал два крупнейших своих произведения – 5-томную Русскую историю с древнейших времен (1910–1913) и Очерк истории русской культуры (ч. I, 1914).

    После свержения самодержавия в августе 1917 Покровский вернулся в Россию, восстановил свое членство в большевистской партии. В дни Октябрьского вооруженного восстания редактировал «Известия Московского Совета рабочих депутатов», был комиссаром Московского военно-революционного комитета по иностранным делам. 14 ноября пленум Моссовета избрал его своим председателем. В декабре 1917 – январе 1918 Покровский участвовал в составе русской делегации в мирных переговорах с Германией и ее союзниками в Брест-Литовске. Занимал «левокоммунистические позиции» – выступал за «революционную войну», против подписания германских мирных условий. Когда мир был подписан, Покровский воспринял его как нечто «морально ужасное до невероятных пределов».

    В мае 1918 Покровский был назначен членом правительства, заместителем наркома просвещения РСФСР. Этот пост ученый занимал до конца жизни, совмещая его с руководящей работой в качестве председателя президиума Социалистической (с 1924 – Коммунистической) академии, ректора Института красной профессуры, председателя Общества историков-марксистов, заведующего Центрархивом. С его именем связаны крупнейшие мероприятия по реорганизации высшей школы на коммунистических началах, по отстранению от преподавания старой профессуры, созданию привилегированных условий для приема рабочей молодежи, установлению в общественных науках монопольной гегемонии коммунистической идеологии. При его активном участии были проведены национализация и централизация архивных, библиотечных и музейных фондов, подготовлены и реализованы декреты о введении новой орфографии, охране памятников искусства и старины, ликвидации безграмотности и т.д.

    Административная и научно-организационная работа в последний период жизни отнимали у Покровского много времени и сил. К тому же он серьезно заболел: в 1928 у него обнаружили рак. Его труды последних лет жизни – Русская история в самом сжатом очерке (1920), Борьба классов и русская историческая литература (1923), Очерки русского революционного движения (1924), Царская Россия и война (1924), Внешняя политика России в ХХ в. (1926), сборники статей Империалистическая война (1928), Октябрьская революция (1929) – это в большинстве популярные учебные курсы и критические обзоры литературы. В этих трудах Покровский высказал немало как интересных и глубоких, так и противоречивых, спорных и неверных суждений о прошлом. В их числе – преувеличенно высокая оценка роли торгового капитала в истории России.

    В разгоревшейся в начале 1920-х годов внутрипартийной борьбе Покровский сделал ставку на Сталина, выступив на его стороне в дискуссии на исторические темы с Троцким. Покровский всегда – даже если это в душе претило ему – неукоснительно выполнял социальные заказы нового вождя. Надо громить беспартийных ученых из Академии наук, выступать против правых оппортунистов или развенчать какой-либо уклон в науке – Покровский принимался за дело.

    Своих многочисленных учеников Покровский воспитывал в духе воинствующего большевизма, беспрекословного исполнения партийных директив, использования исторических знаний в борьбе с политическими противниками, прямого подчинения исторических исследований задачам укрепления господствующего режима, монопольного положения в науке одного направления, негативного отношения к опыту предшественников и оппонентов. Известное высказывание Покровского – «история есть политика, опрокинутая в прошлое» – стало руководством к действию для целого поколения историков-марксистов.

    Умер Покровский в Москве 10 апреля 1932.

    Спустя месяц после его смерти большевистский историк С.А.Пионтковский записал в своем дневнике: «С Покровским отошли в прошлое интереснейшие страницы из истории русской интеллигенции. Как большевик из профессорской среды Покровский принес в партию две вещи: неуклонное презрение и ненависть к профессуре, великолепное знание этой научной среды, отсутствие всякого фетишизма перед ней и прекрасное знание науки. Это был человек с большими способностями, остроумный и парадоксальный. В личной жизни я знал его начиная с 1920 г.: это был самодур и рабовладелец. Он не уважал людей и страшно ценил то политическое положение, которое имел. За него он держался зубами и в кровь грызся за увеличение и укрепление своего положения».

    После кончины Покровского отдельные его взгляды, в первую очередь отрицание каких-либо достижений у дореволюционной власти и нигилизм в оценке национальных традиций, разделявшиеся многими из его учеников, вступили в противоречие с задачами укрепившегося партийного режима. В новой внутренней и международной обстановке Сталину полезен был опыт старой имперской государственности, нужна была советская государственно-патриотическая концепция истории, объяснявшая и оправдывавшая его безраздельную политическую власть. Поэтому по инициативе вождя во второй половине 1930-х годов в СССР были развернуты беспрецедентная по масштабам кампания критики покойного ученого и его трудов, а также кампания по написанию новых исторических учебников. Эти кампании сопровождались массовыми репрессиями и уничтожением ученых-историков.

    Литература

    Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен. М., 1910–1913
    Покровский М.Н. Очерк истории русской культуры. М., 1915–1918
    Покровский М.Н. Избранные произведения. М., 1965–1967
    Чернобаев А.А. «Профессор с пикой», или Три жизни историка М.Н.Покровского. М., 1992