Также по теме

РИШЕЛЬЕ

РИШЕЛЬЕ (Richelieu, Armand Jean du Plessis) (1585–1642), французский государственный деятель. Полное имя и титул – Арман Жан дю Плесси, кардинал, герцог де Ришелье, прозванный «Красным кардиналом» (l'Éminence Rouge).

Сын Франсуа дю Плесси, сеньора де Ришелье (не принадлежавшего, впрочем, к высшей знати), который выдвинулся при Генрихе III и стал великим прево, и Сюзанны де ла Порт, дочери члена парижского паламента (высшего судебного совета). Родился 9 сентября 1585 в Париже или в замке Ришелье в провинции Пуату. До 21 года предполагалось, что Арман, младший из трех братьев, последует по стопам отца и станет военным и придворным. Но в 1606 средний брат ушел в монастырь, отказавшись от епископства в Люсоне (в 30 км к северу от Ла-Рошели), которое обычно наследовалось членами семьи Ришелье. Единственное, что могло сохранить семье контроль над епархией, это вступление юного Армана в духовное звание, что и произошло 17 апреля 1607.

РИШЕЛЬЕ. IGDA

Генеральные штаты 1614–1615.

Несколько лет Ришелье провел в Люсоне. Возможность обратить на себя внимание представилась в 1614, когда в Париже были созваны Генеральные штаты – собрание сословий, учрежденное в Средние века и все еще изредка собиравшееся королем по тем или иным поводам. Делегаты были разделены на первое сословие (духовенство), второе сословие (светская аристократия) и третье сословие (буржуа). Молодой епископ Люсона должен был представлять духовенство родной провинции Пуату. Уже в скором времени Ришелье заметили благодаря ловкости и хитроумию, проявленным им при налаживании компромиссов с другими группами и красноречивой защите церковных привилегий от посягательств светских властей. В феврале 1615 ему было даже поручено произнести парадную речь от имени первого сословия на заключительной сессии. В следующий раз Генеральным штатам предстояло собраться лишь 175 лет спустя, накануне Французской революции.

Возвышение.

При дворе молодого Людовика ХIII обратили внимание на 29-летнего прелата. Наибольшее впечатление таланты Ришелье произвели на королеву-мать Марию Медичи, которая по-прежнему фактически правила Францией, хотя в 1614 ее сын уже достиг совершеннолетия. Назначенный духовником королевы Анны Австрийской, Ришелье вскоре добился расположения ближайшего советника Марии Кончино Кончини (известного также как маршал д'Анкр). В 1616 Ришелье вошел в королевский совет и занял пост государственного секретаря по военным делам и внешней политике.

Однако в 1617 Кончини был убит группой «друзей короля». Вдохновитель этой акции герцог де Люинь начал теперь играть ведущую роль при дворе. Люинь предложил Ришелье остаться на своем посту, но тот решил последовать за королевой-матерью в Блуа, усматривая в ее расположении наилучшие гарантии на будущее. В течение семи лет, часть которых пришлось провести в изгнании, Ришелье вел активную переписку с Марией Медичи и Людовиком. За это время он написал два богословских труда – Защита основных положений католической веры и Наставления для христиан. В 1619 король разрешил Ришелье присоединиться к королеве-матери в надежде, что он окажет на нее умиротворяющее воздействие. В 1622, как часть компромисса короля с Марией, Ришелье была даровано кардинальское достоинство. Наконец, в 1624 король разрешил своей матери вернуться в Париж; прибыл туда и Ришелье, к которому Людовик продолжал относиться с недоверием. Несколькими месяцами позже, в августе, действующее правительство рухнуло, и по настоянию королевы-матери Ришелье стал «первым министром» короля – пост, на котором ему было суждено пробыть 18 лет.

Первый министр.

Несмотря на хрупкое здоровье, новый министр достиг своего положения благодаря сочетанию таких качеств, как терпение, хитроумие и бескомпромиссная воля к власти. Эти качества Ришелье никогда не переставал применять для собственного продвижения: в 1622 он сделался кардиналом, в 1631 – герцогом, все это время продолжая увеличивать личное состояние.

С самого начала Ришелье пришлось иметь дело со многими врагами и с ненадежными друзьями. К числу последних на первых порах относился сам Людовик. Сколько можно судить, король так никогда и не обрел симпатии к Ришелье, и все же с каждым новым поворотом событий Людовик попадал во все большую зависимость от своего блестящего служителя. Прочее же королевское семейство оставалось враждебным к Ришелье. Анна Австрийская терпеть не могла ироничного министра, который лишил ее какого-либо влияния на государственные дела. Герцог Орлеанский Гастон, единственный брат короля, плел бесчисленные заговоры с целью усиления своего влияния. Даже королева-мать, всегда отличавшаяся амбициозностью, почувствовала, что прежний ее помощник стоит у нее на пути, и вскоре стала самым серьезным его противником.

Обуздание знати.

Вокруг этих фигур кристаллизовались различные группировки мятежных придворных. Ришелье отвечал на все бросаемые ему вызовы с величайшим политическим мастерством и жестоко их подавлял. В 1626 центральной фигурой в интриге против кардинала стал молодой маркиз де Шале, который поплатился за это жизнью. Всего за несколько недель до своей смерти в 1642 Ришелье раскрыл последний заговор, центральными фигурами которого стали маркиз де Сан-Мар и Гастон Орлеанский. Последнего, как всегда, спасла от кары королевская кровь, но Сан-Мар был обезглавлен. В период между этими двумя заговорами наиболее драматическим испытанием прочности позиций Ришелье стал знаменитый «день одураченных» – 10 ноября 1631. В этот день король Людовик ХIII в последний раз пообещал отправить своего министра в отставку, и по всему Парижу разнеслись слухи, что королева-мать одержала победу над своим врагом. Однако Ришелье удалось добиться аудиенции короля, и к наступлению ночи все его полномочия были подтверждены, а действия санкционированы. «Одураченными» оказались те, кто поверил ложным слухам, за что и поплатились смертью либо изгнанием.

Сопротивление, проявлявшееся в иных формах, встречало не менее решительный отпор. Несмотря на свои аристократические пристрастия, Ришелье сокрушил мятежную провинциальную знать, настаивая на ее покорности королевским официальным лицам. В 1632 он добился вынесения смертного приговора за участие в мятеже герцогу де Монморанси, генерал-губернатору Лангедока и одному из самых блестящих аристократов. Ришелье запретил парламентам (высшим судебных органам в городах) подвергать сомнению конституционность королевского законодательства. На словах он прославлял папство и католическое духовенство, но по делам его было видно, что главой церкви во Франции является король.

Подавление протестантов.

Другим важным источником оппозиции, сокрушенным Ришелье со свойственной ему решительностью, являлось гугенотское (протестантское) меньшинство. Примирительный Нантский эдикт Генриха IV от 1598 гарантировал гугенотам полную свободу совести и относительную свободу богослужения. Он оставлял за ними большое число укрепленных городов – в основном на юге и юго-западе Франции. Ришелье усматривал в этой полунезависимости угрозу государству, особенно во время войны. Участие, принятое гугенотами в 1627 в нападении англичан с моря на побережье Франции, послужило для правительства сигналом к началу действий. К январю 1628 была осаждена крепость Ла-Рошель – опорный пункт протестантов на берегу Бискайского залива. Ришелье взял на себя личное руководство кампанией, и в октябре непокорный город капитулировал после того, как ок. 15 тыс. его жителей умерли от голода. В 1629 Ришелье завершил религиозную войну великодушным примирением – мирным соглашением в Але, в соответствии с которым король признавал за своими подданными-протестантами все права, гарантированные им в 1598, за исключением права иметь крепости. Гугеноты проживали во Франции как официально признанное меньшинство до 1685, но после взятия Ла-Рошели их способность противостоять короне была подорвана. См. также ГУГЕНОТЫ.