Также по теме

СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ

СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ – памятник русского права 17 в., первый в русской истории свод законов Русского государства, принятый Земским собором в 1649.

От предшествующих Судебников 1497 и 1550 Соборное Уложение отличается широтой охвата различных сторон действительности своего времени. Помимо судопроизводства и процессуального права, оно содержало законы, связанные с экономикой, формами землевладения, положением господствующих и зависимых слоев населения, государственно-политическим строем. Построение Соборного Уложения также отлично от Судебников. Оно состоит из 25 глав, разделенных на 967 статей. В начале Уложения, перед главами, помещено Предисловие, разъясняющее мотивы составления свода и ход работы над ним. Статьи и главы размещены на положенных друг за другом «внахлест» листах бумаги, склеенных в свиток («столбец»). По склейкам (для сохранности и невозможности подложить другую страницу) надпись: «Думной дьяк Ив Гавренев». Длина свитка – 309 метров. Уложение хранится в настоящее время в Российском Государственном архиве древних актов в позолоченном «ковчеге» (специально предназначенном сундуке).

Инициаторами появлениями нового законодательного кодекса были московские дворяне и верхи посада, обратившиеся 10 июня 1648 к царю Алексею Михайловичу с челобитной и просившие навести порядок в суде и составить новую Уложенную книгу. Челобитная была вызвана волнениями в Москве и других городах и неспособностью господствующего класса ликвидировать эти вспышки народного гнева. 16 июля 1648 челобитная была рассмотрена специально собравшимся для этого Земским Собором, который поручил главе правительства боярину Н.И.Одоевскому, при участии Ф.Волконского, С.Прозоровского и других (всего 5 человек) начать разработку Уложения. В течение двух месяцев они работали над сведением воедино норм Кормчей книги и иных сводов византийского светского и церковного законодательства, Литовского Статута в редакции 1588, Судебников 1497 и 1550, Стоглава 1551, царских указов из Указных книг, приказов и приговоров Боярской Думы, относящихся к основам международного, государственного, административного, гражданского, семейного, наследственного и уголовного права, а также порядку судопроизводства.

1 сентября 1648 текст Уложения был представлен для обсуждения и утверждения в двух палатах. В одной заседали царь, Боярская Дума и Освященный собор, в другой – так называемой «Ответной палате» – выборные люди всяких чинов под председательством князя Ю.А.Долгорукова. Поданный проект подвергся существенной переработке в процессе его обсуждения и последовательность глав отражает согласительные действия между палатами (по степени готовности того или иного раздела). Всего в процессе обсуждений в текст Соборного Уложения было добавлено 82 статьи.

Составление и редактирование текста Уложения было закончено к 29 января 1649. Эта дата принимается как дата утверждения Уложения Земским собором (хотя точных данных не найдено). В законченном виде Уложение представляло собой собрание выписок из разновременных правовых источников, снабженное дополнениями и комментариями, выработанными в процессе обсуждения. Его подписали 315 участников работы обеих палат, после чего текст Уложения был передан Печатному двору для изготовления – 1200 текстов Уложения. Таким образом, Уложение стало первым законодательным актом в истории России, который был напечатан сразу же после его обсуждения (до Уложения главной формой оповещения о новых законах было оглашение их на площадях и в храмах).

Уложение не случайно открывается главой I О богохульниках и церковных мятежниках (9 статей): впервые в истории светского законодательства церковь была взята под охрану и защиту государства, за хулу на церковь и веру полагалась смертная казнь.

Глава 2. О государевой чести, как его, государево, здоровье оберегати (22 статьи) определяла статус царя как самодержавного и наследного монарха, не только действия, но и «преступные умыслы» против которого жестоко наказывались. Именно в этой, а также в 3 главе («Чтоб на государевом дворе никакого бесчинства и брани не было» – 9 статей) было разработано понятие государственного преступления – действия против личности царя, царской власти и ее агентов. За действия «скопом и заговором» против царя, бояр, воевод полагалась «смерть безо всякия пощады». Тяжким преступлением объявлялось недонесение. Узаконивался политический сыск, в практике которого стали широко применяться доносы и пытки (государево «слово и дело»). Здесь же вводилась статья, обязывавшая детей доносить на родителей, если речь шла об интересах государства. Таким образом, вмешательство в частную сферу приобрело узаконенный характер.

Глава 4. О подписчиках и которые печати подделывают (4 статьи) осуждала на смертную казнь тех, кто фабрикует фальшивые грамоты и подделывает на них государственные печати. Ее дополняла глава 5 О денежных мастерах, которые учнут делати воровские деньги (2 статъи), т.е. о фальшивомонетчиках: за это им полагалось лить в горло расплавленный металл. Глава 6. О проезжих грамотах в иные государства (6 статей) и глава 7 О службе всяких ратных людей Московского государства (32 статьи) излагали принципы строения войска и систему наказаний за воинские проступки. В главе 8 О искуплении пленных (7 статей) говорилось о специальном налоге, основанном на убеждении о необходимости обязательного выкупа всех пленных в случае войн. Большая глава 9 О мытах, и о перевозе, и о мостах (20 статей) перечисляла права и обязанности «мытных изб» (таможен), ставившихся на мостах и переездах, где проезжали купцы.

Самая большая в Уложении глава 10 О суде (287 статей) регламентировала порядок следствия и судопроизводства, определяла порядок и сроки сыска преступников. В ней указывались размеры судебных пошлин и штрафов, впервые были четко разграничены преступления умышленные (преднамеренные) и непредумышленные, регулировались отношения собственности (спорные имущественные дела). За одно и тоже преступление боярину могло быть предписано моральное наказание, лишающее его чести, а простолюдину – наказание кнутом. Обесчещение человека «без роду, без племени» («гулящего») оценивалось штрафом в 1 рубль, крестьянина – в 2 рубля, человека привилегированного сословия – от 70 до 100 рублей! Как и в судопроизводстве других стран, в этом российском кодексе законов предусматривалось применение пыток при допросе и жестокие наказания («правеж» – битье кнутом, членовредительство – отсечение рук). В то же время Уложение выдвигало тезис обеспечения беспристрастности и объективности рассмотрения дел, вводило институт отвода судей и их ответственность за оправдание виноватых или обвинение невиновных «за посулы» (взятки).

С главой о судопроизводстве были тесно связаны последующие главы – о крестьянах и иных незнатных людях. Так, глава 11 – Суд о крестьянах (34 статьи) – оформляла законодательно крепостное право и устанавливала вечную потомственную крепостную зависимость крестьян (бессрочный сыск беглых крестьян, за их укрывательство – штраф в 10 рублей, отменяла судебное представительство крестьян в имущественных спорах, поскольку имущество крестьянина стало отныне рассматриваться как собственность помещика). В главе 12 О суде патриарших, приказных, дворовых всяких людей (3 статьи) подчеркивалась подконтрольность патриаршего суда светскому. Глава 13 О монастырском приказе (7 статей) запрещала духовным людям приобретать вотчины, а все духовное сословие объявлялось подсудным монастырскому приказу. Тем самым был нанесен удар по самостоятельности и богатству церкви, ограничен церковный иммунитет. Духовенство было недовольно введением подобных правил, а патриарх Никон даже окрестил Соборное Уложение «проклятою книгой, дьявольским законом».