Содержание статьи
    Также по теме

    СПИРИДОНОВА, МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

    СПИРИДОНОВА, МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА (1884–1941) – русская политическая деятельница начала 20 в., одна из лидеров партии левых эсеров.

    Рожденная 16 октября 1884 в Тамбове в дворянской семье дочь коллежского советника, Спиридонова уже в гимназии включилась в работу тамбовской эсеровской организации. В 1902 уйдя из 8-го класса (возможно, исключенная за политическую неблагонадежность), работала конторщицей в губернском дворянском собрании. С 1905 член боевой дружины; тогда же была в первый раз арестована за участие в антиправительственной демонстрации.

    16 января 1906 по решению Тамбовского комитета эсеров совершила террористический акт, смертельно ранив жандармского полковника, начальника охранного отряда Г.Н.Луженовского, усмирителя крестьянских волнений в Тамбовской губернии. В полицейском участке она была раздета донага, подверглась истязаниям и затем в вагоне по пути в Тамбов надругательствам офицеров. Дело Спиридоновой получило общественный резонанс и международную огласку. 12 марта 1906 московский военно-окружной суд приговорил ее к смертной казни через повешение, замененной бессрочной каторгой; она отбывала ее в Акатуе и Нерчинске. После Февральской революции 1917 освобождена по распоряжению министра юстиции А.Ф.Керенского.

    После этого Спиридонова организовала в Чите эсеровский комитет, стоявший на позициях интернационализма и максимализма. До середины мая 1917 она принимала участие в работе читинского Совета рабочих и солдатских депутатов. 13 мая после речи Спиридоновой исполком этого Совета принял решение о ликвидации Нерчинской каторги, на которой она ранее находилась.

    31 мая приехала в Москву как делегат Забайкальской обл. на 3-й съезд партии эсеров. Войдя в состав оргбюро левого крыла партии, работала в ее Петроградской организации, выступала в воинских частях, среди рабочих, призывая прекратить войну, передать землю крестьянам, а власть – Советам. Сотрудничала с газетами «Земля и воля», «Знамя труда», была редактором журнала «Наш путь».

    В августе 1917 Совет эсеровской партии включил Спиридонову в список обязательных кандидатов на выборах в Учредительное Собрание. Во время мятежа Л.Г.Корнилова пыталась наладить связь с социал-демократами, критиковала позицию своей партии, публично заявляя, что спасение революции – в переходе власти к рабочим и крестьянам.

    В сентябре 1917 избрана делегатом Петросовета. Участвовала в работе Демократического совещания, осудив коалицию с кадетами («Долой коалицию, и да здравствует власть народа и революции!»). Как представитель Совета крестьянских депутатов (избрана в начале лета 1917) вошла в Предпарламент (Временный Совет Российской Республики), избрана гласным петроградской городской думы

    В дни Октябрьский революции находилась в Петрограде, 25–26 октября присутствовала на заседании II Съезда Советов. Как утверждала Н.К.Крупская, за «пару часов до открытия съезда» В.И.Ленин пытался убедить ее войти в правительство, но получил отказ. Считая возможным сотрудничество с большевиками, поскольку за ними «идет масса, выведенная из состояния застоя», Спиридонова считала временным влияние большевиков на эту массу. Дворянка по происхождению, она оправдывала озлобление народа «только во время баррикадных боев». На II Съезде была избрана в Президиум, работала в в крестьянской секции ВЦИК России. Писатель Джон Рид называл ее «самой популярной и влиятельной женщиной в России».

    Выступала за созыв особого Всероссийского съезда левых эсеров, 28 октября вошла во Временное Центральное Оргбюро левых эсеров. 11 ноября Чрезвычайный Всероссийский съезд советов крестьянских депутатов избрал Спиридонову своим председателем, спустя 10 дней на новом съезде, расколовшем делегатов, она возглавила исполком левого крыла (правое возглавил В.М.Чернов).

    Когда в ноябре-декабре 1917 левые эсеры вошли в Совнарком, поддержала это решение: «Пусть единая революционная демократия выступает единым фронтом. Оставим наши споры... Да здравствует братский союз рабочих, солдат и крестьян!». Тем не менее, она не стала народным комиссаром, считая работу в своей партии более важной.

    В январе 1917 была избрана почетным председателем 1-го Всероссийского съезда профсоюзов. Выступала за созыв объединенного Съезда советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов.

    В дни заключения Брестского мира (март 1918) поддерживала Ленина, выступала за заключение мира на любых условиях, считая неприемлемым «ведение революционной войны во имя мировой революции». В мае-июне 1917 категорически опротестовала декреты ВЦИК о продовольственной диктатуре, подменившей уравнительную «социализацию» земли ее национализацией, учредившей продотряды и создававшей комбеды, выступала против введения смертной казни, резко осудила внешнюю политику СНК. Она последней из левых эсеров перешла в оппозицию большевикам и стала выступать против Брестского мира, который ранее поддерживала, поскольку после его заключения началось формирование белой Добровольческой армии и гражданская война.

    Активно участвовала в левоэсеровском мятеже 6–7 июля 1918, была арестована и отправлена на гауптвахту в Кремль. По этому поводу заметила: «я двенадцать лет боролась с царем, а теперь меня большевики посадили в царский дворец». Оттуда сумела передать на волю Открытое письмо ЦК партии большевиков, обвиняя большевиков в узурпации власти, превращении советов в номинальный орган и осуждая террор. Называла политику Ленина, Я.М.Свердлова, Л.Д.Троцкого «подлинной контрреволюцией».

    В ноябре 1918 Верховный ревтрибунал при ВЦИК приговорил Спиридонову к году тюрьмы, но приняв во внимание «особые заслуги перед революцией», амнистировал и освободил ее. Она продолжила активную деятельность против «олигархии большевиков» и в феврале 1919 была снова арестована, изолирована от политической и общественной деятельности на год и препровождена в Кремлевскую больницу. Оттуда бежала с помощью эсеровского ЦК, находилась на нелегальном положении.

    В 1920 снова была арестована, содержалась в лазарете ВЧК и в тюремной психиатрической лечебнице. Была отпущена под поручительство одного из руководителей эсеров, заявившего, что она никогда не будет заниматься политической деятельностью.

    Жила в пос. Малаховка (под Москвой) под надзором ВЧК. В 1923 неудачно пыталась бежать за границу, была осуждена на 3 года ссылки. Там заболела туберкулезом, материально нуждалась, живя в Самарканде, затем в Уфе.

    В 1931 снова осуждена на 3 года ссылки, срок затем был продлен еще на 5 лет. Отбывала его в Уфе, где вышла замуж за И.А.Майорова, работала экономистом-плановиком и полностью отошла от политической деятельности.

    В 1937 была арестована и приговорена к 25 годам тюремного заключения. Отбывала срок в Ярославской и Орловской тюрьмах.

    11 сентября 1941 по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР была расстреляна во время эвакуации заключенных в Медведевском Лесу, близ Орла. В 1990 реабилитирована по делу 1941, в 1992 – по делам 1918, 1923 1924, 1937.

    Наталья Пушкарева

    Литература