Содержание статьи
    Также по теме

    ВАН ЦЗИ

    ВАН ЦЗИ, Ван Жучжун, Ван Лунси (1498–1583), китайский неоконфуцианец, ближайший ученик и сородич Ван Янмина, один из главных представителей «левого крыла» янминизма (см. ВАН ЯНМИНА ШКОЛА), сблизившегося с чань-буддизмом. Родился 26 мая 1498 в Шаньине (округ Шаосин провинции Чжэцзян). Ван Цзи происходил из семьи чиновника и после получения в 1532 высшей ученой степени цзиньши занимал ряд ответственных постов в военном министерстве. Однако в 1542 оставил службу и в последующие сорок с лишним лет, несмотря на неоднократные призывы, не возвращался к ней, занимаясь философскими исследованиями и чтением лекций в различных частях страны. Бесплодие жены побудило его обратиться к изучению даосской сексуальной практики, основанной на учении о «пестовании жизни» (ян шэн). Умер Ван Цзи 5 июля 1583.

    Основное теоретическое достижение Ван Цзи – этико-гносеологическая концепция «четырех отсутствий» (сы у), которая вместе с противоположной концепцией его близкого друга и сподвижника Цянь Дэхуна явилась реакцией на итоговые для Ван Янмина «четыре постулата», высказанные на мосту Небесного источника (1527): «Отсутствие добра и зла – такова сущность (ти1) сердца. Наличие добра и зла – таково движение помыслов (и3). Знание (чжи2) добра и зла – таково благосмыслие (лян чжи). Совершение добра и устранение зла – таково выверение вещей (гэ у)». Исходя из первого постулата и тезиса Ван Янмина: «Сердце, помысел, знание и вещь суть единое дело», Ван Цзи пришел к выводу, что идеальное нравственно-психологическое состояние должно характеризоваться «отсутствием добра и зла» на всех четырех этико-гносеологических уровнях, а не только на первом. Под «отсутствием добра и зла» подразумевалось наличие высшего блага, которое не нуждается в преднамеренном различении добра и зла, поскольку означает естественное и спонтанное осуществление добра. Эта концепция строилась с помощью антитетических понятий, таких, как «сердце без сердца», «помыслы без помыслов», «знание без знания», «вещи без вещей», призванных запечатлеть априорную и трансцендентальную этико-гносеологическую реальность. Знание, или «благосмыслие» (лян чжи), составляющее «сущность сердца», Ван Цзи, в отличие от обычного сознания (ши4), представлял не имеющим ни начала ни конца, не разделяющим субъект и объект, превосходящим жизнь и смерть, подобным поверхности зеркала, которая, сама по себе будучи пустой, делает возможным любое отражение, то есть функционирование сознания. Восхождение от сознания к этому знанию доступно всем, так как в каждом человеке «благосмыслие совершенно» (лян чжи сянь чэн). Оно нуждается не в развитии, а в полном высвобождении, для чего необходима вера (синь2) в него и целенаправленное моральное усилие. Последнее требование отделяло Ван Цзи от представителей «правого», квиетистского крыла янминизма (см. ВАН ЯНМИНА ШКОЛА). Результирующее «просветление» (у4 – буддийско-даосский термин) бывает трех видов (по возрастанию значимости): основанное на словесных наставлениях – «разъясняющее» (цзе), на медитации – «свидетельствующее» (чжэн2), на прямом экзистенциальном усмотрении – «проницающее» (чэ).

    Гносеологически всеобъемлющая и одновременно «пустотная», «благосмысленная» «первосущиость сердца» в онтологическом плане отождествлялась с «отсутствием/небытием» (у1), порождающим «наличие/бытие» (ю, см. Ю – У) и составляющим с ним единство, что являлось неоконфуцианским переосмыслением положений Дао дэ цзина: «Наличие/бытие рождается из отсутствия/небытия» и «Наличие/бытие и отсутствие/небытие рождают (животворят) друг друга» (§ 40, 2). Творческий импульс этого диалектического единства у Ван Цзи выражало понятие «таинственной» («сюань – также термин Дао дэ цзина, см. СЮАНЬ СЮЭ) «жизненной пружины» (шэн цзи). Впервые разработанное даосами в трактате Чжуан-цзы понятие «пружины» (цзи1) как механико-органического импульса, первотолчка, он использовал для определения «благосмыслия», создающего «совершенномудрие» (шэн1). В концепции «отсутствия/небытия» Ван Цзи сказалось влияние Ян Цзяня (12–13 вв.), в отличие от которого он, однако, трактовал «отсутствие/небытие» как активное и динамическое начало, то есть в некотором смысле «сверхбытие». Признание фундаментальной роли «отсутствия/небытия» и сопряженной с ним «пустоты/вместимости» (сюй), а также соответствующая проблематика и терминология сближали учение Ван Цзи с буддизмом и даосизмом, что он открыто признавал, в частности прямо идентифицируя «доведение благосмыслия до конца» (чжи лян чжи) с буддийской самоподготовкой к внутреннему «просветлению».

    Литература

    Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М., 1983
    Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994